Красная тюрьма что это такое


Жизнь в тюрьме. «Красная» зона — что это такое и где находятся данные учреждения?

Тюрьма – место, в котором жизнь идет по другим правилам, нежели на свободе. Места заключения призваны исправить человека, совершившего опасные для общества деяния, поэтому правила эти являются очень жесткими. Но во всех ли тюрьмах РФ так? Ответ: нет.

Существуют так называемые «красные зоны» и «черные зоны». В данной статье дается определение, что значат первые, почему тюрьмы так называются, описаны их особенности и отличия от вторых.

Для решения вашей проблемы ПРЯМО СЕЙЧАС получите бесплатную ЮРИДИЧЕСКУЮ консультацию:

+7 (499) 938-51-93 Москва

Показать содержание

Что это такое?

«Красной» считается тюрьма, в которой правит закон. Нет ни малейшего отклонения от государственных документов. Всё как по инструкции. Не редко бывает, что на «красных» зонах зэки сотрудничают с работниками тюрьмы.

В таких изоляторах закон исполняют с дотошностью, что иногда становится тяжелее для арестантов, чем само наказание, т.к. за малейшее непослушание их ждет очень серьезная кара от тюремщиков и прочих представителей тюремного начальства. Администрация ИУ не видит границ своей власти, поэтому не редко в качестве наказаний выступают изоляция в одиночной камере, лишение каких-либо прав (могут лишить прогулки, обеда и пр), а иногда и побои.

Чем отличается от «черной»?

Основным отличием «Красной» зоны от «черной» и является факт повиновения законам РФ. На «черных» же правит «воровской закон», имеющий свои правила поведения, особенности и традиции.

Администрация тюрьмы наводит контакты с одним из авторитетных представителей «тюремной масти» и сотрудничает с ним в решении многих вопросов. Зачастую, заключенные сами выбирают человека, который будет нести ответ перед ними за действия администрации.

Второе различие заключается в условиях жизни в тюрьмах. На «черных», как правило, арестантам выжить проще, не смотря на то, что финансирование таких колоний крайне ограничено. Порядки такого вида тюрем позволяют заключенным очень и очень многое. На «красных» же зонах администрация следит за тем, чтобы в тюрьме было все необходимое: одежда, еда, средства личной гигиены, постельное белье, полотенца и пр. Т.е. уровень жизни на «красных» зонах в разы выше, но в целом жить в таком ИУ тяжелее.

Еще одно отличие состоит в отношении к сотрудничеству с администрацией тюрьмы. Жители «черных» зон не принимают (а то и наказывают) тех, кто идет хоть на какие-то сделки с тюремщиками, если они не согласованы с «мужиками», тогда как на «красных» у зэков просто нет выбора: если сотрудник тюрьмы сказал, что надо работать на него, то приходится, иначе жестокие меры наказания обеспечены.

Главное, чем не похожи эти виды тюрем – порядок. На «красных» зонах не случается забастовок, драк в камерах, преступлений, воровства и насилия, так как эти действия караются законом, а, соответственно, и администрацию тюрьмы не закроет на это глаза и назначит наказание.

На «черных» же это бывает за счет нахождения большой доли власти в руках самих арестантов, но и прекращаются они силами авторитетных зэков.

Слова одного из заключенных, отбывающего наказание на «красной» зоне:

– Здесь абсолютно нельзя достать наркотиков или алкоголь. Я такую зону первый раз вижу. Раньше, где бы не сидел, были люди, способные достать все, что душе угодно. А тут… И, знаете, это хорошо. Сначала многим приходится очень тяжело, зато сколько людей здесь «переломались», спаслись от алкоголизма и наркозависимости. И это очень важно. Это спасает.

Был я на зоне, которая считалась «красной». Но там сотрудники чуть ли не в открытую продавали наркотики. И многие осужденные начали употреблять именно в колонии! Сейчас у меня третья «ходка». И третья зона. Так вот, считаю, все должно быть по закону, а тюрьма должна быть тюрьмой. Как здесь. Да, трудно без многих вещей, но кто виновник этого? Ты сам и виноват. Накосячил – отвечай. Наказание должно быть строгим, иначе это уже не наказание, а курорт режима «все включено».

Как бы то ни было, по словам председателя Союза заключенных России Наталии Черновой, на «красных» зонах не все так радужно. Финансирование есть, но идет оно далеко не на нужны заключенных, т.к. общая картина колоний ужасна. В своем интервью для Deutsche Welle Наталия говорит:

«Я ничего не имею против самой буквы закона, но дело в том, что Федеральная Служба Исполнения Наказания хочет, чтобы заключенные выполняли точно все свои обязанности, притом, что сам ФСИН свои обязанности по отношению к заключенным не выполняет. То есть, да, можно ходить строем, вступать в разные секции, заниматься всем этим сизифовым трудом, которым занимаются заключенные на зонах.

Но невозможно вот это все делать и так жить, если при этом ты живешь в холодном, неотапливаемом бараке с текущей крышей, который тридцать лет не ремонтировался. И при этом тебя на завтрак, обед и ужин кормят голой сечкой. Если к тебе не допускают передачи, если у тебя отнимают всю вольную одежду, а на ту казенную, которую выдают, смотреть на самом деле жалко и страшно.» На «черных» же зонах, по ее словам, администрация тюрьмы закрывает глаза на некоторые вещи, чтобы позволить арестантам выжить.

Видеообзор отличий черной тюрьмы от красной:

Что означает понятие «масти заключенных»?

Во времена СССР в тюрьмах существовали сословия («масти») заключенных. Некоторые из них существуют и по сей день.

Кто же такие «черные», «серые» и «красные» арестанты:

  • «Черные» – блатные, авторитетные заключенные. Держат власть на «черных» зонах, решают вопросы заключенных, приговаривают к наказанию за серьезные провинности, выступая в роли мирового судьи. В их руках находится «общак» и они имеют право им распоряжаться: выдавать средства на взятки и пр.
  • «Серые» (мужики) – самая многочисленная каста в тюрьмах. К ней относятся люди, которые, зачастую, попали в исправительное учреждение случайно и после освобождения планируют вернуться к обычной жизни. На собраниях они не имеют права голоса, не претендуют на власть.
  • «Красные» («козлы») – те заключенные, которые открыто сотрудничают с администрацией тюрьмы. К «общаку» их не допускают, но не редки случаи, когда «козлы» создавали свой общак, объединившись в группу.. Пользуясь своим положением, «красные» способны влиять на жизнь остальных заключенных. Обычно в эту касту администрация тюрьмы вербовала мужчин, чьи физические данные были выше среднего (рост, вес, мускулатура).

По словам многих заключенных – на красных зонах намного сложнее. Вы уже могли сами убедиться в этом, если читали отличия и особенности выше. Суть же одна – слепое следование и повиновение системе, с учетом наказания в виде карцеров и ШИЗО, которые применяются в соответствии с законом – сломают любого. Лучше попасть на черную.

Где находятся тюрьмы в РФ, в которых «правит закон»?

Специалисты пенитенциарной системы утверждают, что большая часть из списка тюрем РФ (если не все они) на данный момент «перекрасились» в красный цвет. Это связано с работой ФСИН, направленной на повышение дисциплины в местах лишения свободы.

Одной из самых известных «красных» зон является колония в г. Белгород, где в начале двухтысячных власть администрации ИУ перешла все границы:

  1. Тюремщики измывались над заключенными за малейшие провинности абсолютно безнаказанно, применяли насилие (как физическое, так и психологическое), чтобы допиться полного подчинения.
  2. Заключенным не позволялось оставлять жалобы на администрацию или встречаться с прокурором для решения своих проблем. На эти действия были наложены строгие запреты, подкрепленные угрозами о наказании.
  3. На обед, прогулку и рабочие места заключенных сопровождали конвоиры с собаками.
  4. Общение позволялось лишь внутри камер. Разговаривать с арестантами из соседней камеры было строго запрещено.
  5. Свобода слова отсутствовала. За любое высказывание, которое не нравилось сотруднику тюрьмы, для наказания в ход шли и дубинки, и собаки.

Более подробно о пытках, издевательстве и насилии в женских тюрьмах читайте тут, а более подробно о самых страшных тюрьмах РФ мы писали в этом материале.

Самой «красной» зоной считается исправительно-трудовая колония №13 в г. Энгельс. Помимо того, что там требуется беспрекословное подчинение указаниям администрации, жизнь заключенных весьма достойна. Еще в самом начале истории этого исправительного учреждения, колония отстроила здания разного назначения: прачечные, мастерские, бани, школа рабочей молодежи и профессионально-техническое училище №189. Таким образом, заключенные жили достаточно хорошо, за что с них требовали жить по правилам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Для решения вашей проблемы ПРЯМО СЕЙЧАС получите бесплатную ЮРИДИЧЕСКУЮ консультацию:

+7 (499) 938-51-93 Москва

pravovoi.center

В чём разница между «зелёными», «красными» и «чёрными» тюрьмами

Российские исправительные учреждения, помимо официального деления на СИЗО, колонии-поселения и колонии общего и строгого режима, различаются и по цветам. Неформальное деление на «красные», «чёрные» и «зелёные» тюрьмы происходит согласно тому, кому в них фактически принадлежит власть.

«Красные» и «чёрные» зоны существуют в России уже давно. А вот «зелёные» появились относительно недавно. Так чем все эти места лишения свободы отличаются друг от друга?

Один из самых больших страхов «правильных» преступников — это попадание в «красную» колонию. Там порядок и дисциплину поддерживают зеки, сотрудничающие с администрацией колонии. За это они получают определённые послабления в режиме. Кроме того, внутри самой «красной» тюрьмы тоже есть деление по секциям. Например, заключённых определяют в секции правопорядка, спорта или гигиены и чистоты. За отказ выполнять правила секции обычно следуют суровые наказания.

В большинстве «красных» тюрем царит произвол со стороны администрации. Малейшая провинность — несвоевременный перекур или матерное слово во время обхода — и заключённый может загреметь в ШИЗО. Или же к нему применят другие методы наказания, вплоть до рукоприкладства. Узнают обо всех нарушениях в администрации только от стукачей-«козлов». И бороться с ними не могут даже воры в законе, оказавшиеся в «красной» зоне. Здесь у них, в отличие от других тюрем, нет никакого авторитета. Более того, воров в законе часто переводят в «красные» колонии, чтобы сломать их волю. Их заставляют преступать воровской кодекс и работать на администрацию. Некоторые соглашаются на сотрудничество добровольно, но многих приходится ломать долго и упорно.

В «чёрных» тюрьмах России же царят совершенно другие законы. В них всем заправляют воры в законе.

«Правильные» тюрьмы

Всем преступникам известно, что за отступление от воровских законов грозит страшная расплата. Поэтому в «чёрных» колониях царит тишь и благодать для всех, кто эти законы соблюдает. Стоящие у власти авторитеты делают всё возможное, чтобы их «подопечным» хорошо жилось. Они налаживают связь с волей, за особые заслуги могут даже протащить на зону сотовый телефон. На запрещённые вещи, алкоголь и наркотики в «чёрных» тюрьмах администрация смотрит сквозь пальцы.

Закрывают глаза и на то, что зеки не выполняют назначенные им работы. Например, на «чёрной» зоне заключённые не убирают территорию и отказываются мыть свои камеры. Однако это небольшая плата за то, что в «чёрных» колониях практически не бывает убийств и драк, в отличие от «красных» и «зелёных» зон. Сегодня «чёрных» тюрем становится всё меньше и меньше. Зато «зелёных», наоборот, за последние несколько лет стало больше. И порядки в них несколько отличаются от зон других цветов.

«Зелёные» колонии

В «зелёных» тюрьмах вся власть принадлежит арестантам, исповедующим ислам. В связи с нестабильностью ситуации на Кавказе в начале двухтысячных годов, доля мусульман в российских тюрьмах возросла. Попав в одну колонию, они объединяются и начинают требовать для себя особых условий. Кроме того, исламские террористы насаждают свои радикальные взгляды среди других заключённых.

«Джамааты» — лидеры сформированных в тюрьме исламских групп отказываются идти на сотрудничество с администрацией тюрьмы. Российского воровского кодекса они не признают и ориентируются на собственные правила. Однако деньги в «общак» заключённые-мусульмане всё-таки собирают. Правилам своей веры они следуют неотступно, и часто на почве этого случаются конфликты и с однокамерниками, и с надзирателями. При этом «джамааты» не будут слушать имама, пришедшего к ним с наставлениями с воли. Для них ценны советы только имама, самого отсидевшего или сидящего в «зелёной» колонии.

Читайте также: Почему культура АУЕ так популярна среди современной молодёжи

www.factroom.ru

Жизнь на красной зоне

Волею судеб довелось мне пожить за колючей проволокой. Причём на самой, что ни на есть Краснознамённой ФКУ ИК-8. Знаете же, есть Черный дельфин, Белый лебедь - так вот, наша зона называется Белый медведь и расположена на полуострове Ямал в захолустном заполярном городке Лабытнанги, что в переводе на русский звучит как Семь лиственниц. На чёрных зонах я не бывал, но этапом со мной ехали первоходы с чёрного лагеря и делились кое-какими особенностями тамошнего бытия. По приезду в колонию все эти ребята были горько разочарованы в красном ходе и частенько ностальгировали о том, как здорово сиделось при АУЕ-укладе.В красном лагере всю АУЕ-дурь выбивают из тебя сразу же, при приёмке. Блатных и бродяг запинывают специально обученные сотрудники, попутно обзывая авторитетов преступного мира петухами и опущенной швалью. Забивают и простых арестантов, молодых пацанов и престарелых пенсионеров. В общем, сразу дают понять, что приехал ты в юдоль печали и страдания. Когда ты прибываешь на отряд, сразу замечаешь, что у зеков существует разделение на мужиков(это основной контингент лагеря), активистов(или козлов, как их все называют), баландёров(работников столовой) и обиженных(в основном, сидящих за преступления против половой неприкосновенности). Мужеложства на красной зоне не практикуется и обиженные там нужны для всяких грязных работ типа чистки санузлов или выноса мусора. С порога тебе предлагают вступить в актив и у тебя есть право отказаться. Задача активистов состоит в помощи сотрудникам колонии в выявлении среди зеков мыслепреступлений или любых других отступлений от режима учреждения. Мыслепреступлением считаются мысли о побеге, суициде или поддержке воровских традиций. А нарушение режима, например, пуговка верхняя на робе у тебя расстегнулась - тогда дневальный бежит к завхозу, завхоз сообщает инспектору, инспектор дает тебе выговор - и хорошо, если он будет устным. То есть за любую мелочь тебя там могут подкинуть, поэтому весь срок приходится тщательно следить за каждым своим словом, внешним видом и содержанием прикроватной тумбочки. За лишнюю книгу в тумбочке - выговор, за найденную мойку(лезвие, выломанное из одноразового станка) можно уехать в штрафной изолятор. Хотя мойками там пользуется каждый, они нужны при любом шитье (а шьёшь ты там часто - робу, бирки, оторвавшиеся пуговицы) и просто часто пригождаются, так что почти в каждой тумбочке мойка припрятана в щелях или просунута между досками.Режим колонии из года в год один и тот же. Подъём в 6 часов, 6.15 - 6.30 обязательная зарядка, если шлангуешь - звонок инспектору - наказание. Потом завтрак, состоящий из каши (овсяной либо пшеничной), утренняя проверка, немного времени на личные дела и ПВР. В каждом бараке есть комната типа актового зала со множеством стульчиков, и вот, зеки рассаживаются по местам, включается радиоприёмник, и монотонный голос зачитывает правила внутреннего распорядка колонии, выдержки из УК и УПК и антиалкогольные статьи по пятницам. Каждый, кто не занят работой на промзоне, кто не вступил в актив или не петух, должен высидеть час такой лекции, не общаясь друг с другом и не моргая более, чем на долю секунды. Моргнул дольше - инспектору сообщат, что ты спал, тебя наказывают. В день по нескольку мужиков уводят на беседы с инспекторами по этому поводу. Отмазки мужиков, что они не спали, никогда не канают - для мента прав всегда козёл, который тебя ввалил. После лекции ПВР - обед, состоящий из первого, второго и киселя либо компота. На первое суп или щи, в котором в качестве мяса плавает чья-то кишка, на второе - картошка, каша или рагу. Картошку большую часть времени дают сублимированную. То есть, не свежую, а предварительно высушенную и сваренную для обеда. Такая картошка не очищена от глазков и кожуры и имеет привкус мыла. Её добавляют и в супы и в рагу, и многие её просто не едят. В день пайка хлеба для каждого осужденного - булка хлеба. Хлеб печётся там же, в столовой. После обеда у зеков есть немного личного времени - можно почитать книжку, погулять по локальному дворику возле барака или тупо потрещать с товарищами о том о сём. Разговоры в лагере на 90 процентов состоят из обсуждения баланды, новостей об амнистии и поправках к УК и перетиранию свежих сплетен о друг друге. Общение с обитателями других отрядов в лагере запрещено - каждый барак изолирован друг от друга и живёт разными укладами. В одном, например, посвободнее, козлы не так лютуют и можешь во время ПВРа перекинуться парой слов с соседом, в другом - слова лишнего не скажи, подтянут, третий барак - вообще рабочий, весь день по большей части пустует. После обеда и часа отдыха зеков ждут видеолекции в виде документальных фильмов, показываемых по внутренней телесети. Порой фильмы попадаются даже интересные, но часто повторяются. Ужин в лагере подаётся рано - в районе 16 часов, в зависимости от отряда. В 18.00 звуки горна из всех приёмников возвещают о начале вечерней проверки. Зеки кучкуются в локальных двориках, после чего строем выходят на плац, где начальники отрядов проводят перекличку. После вечерней проверки уже можно расслабиться и до отбоя заниматься своими делами - почитать, посмотреть ТВ, побродить по локалке, попить чайку. Ближе к вечеру каптерщик выдает шахматы и нарды - можно занять себя настольными играми. В 22.00 отбой. И это по будням. В выходные отбой и подъём в 23.00 и 7.00 соответственно. Также по выходным нет лекций и можно поиграть в футбол-волейбол летом и в настольный теннис зимой. Из года в год распорядок не меняется, форма одежды ближе к зиме обрастает фуфайкой и ватными штанами. Также на зимний сезон одевается шапка-ушанка, причём уши даже в самый лютый мороз опускать запрещается. Шарфы режимом не предусмотрены, а валенки стали выдавать только в 2012 - до этого арестанты круглый год ходили в летних ботинках. Тему запретов можно описывать долго, но самые бросающиеся в глаза это запрет садиться на шконарь до отбоя(целый день нельзя прилечь ни на секунду), запрет нарушения формы одежды(нельзя выйти из барака без кепки, нельзя ходить просто в футболке - даже пуговку на лепне расстегнуть запрещено), запрет общаться с другими отрядами (это дело мигом сливается козлами операм, а те тебя прессуют и всячески наказывают). В целом, жить можно - особенно, если другого выбора у тебя нет. Конечно, там всеми силами подавляют в тебе любые проявления личности, но как кастанедовский сталкер, ты можешь весь срок делать вид, что ты в системе и активно исправляешься. Очень угрюмая атмосфера там царит и, кажется, большинство просто упивается своими страданиями. Когда я начал лезть к ним со своим позитивным взглядом на жизнь, один подвел меня к окну и говорит: «смотри, кругом заборы, колючка, вышки стоят - как тут можно радоваться?» А я в ту пору уже особо этого не замечал и, когда он показывал на колючку, взгляд мой был устремлён поверх этой ерунды. Небо там, в Заполярье, красивое. Чтобы выйти досрочно, в колонии есть система социальных лифтов. Нужно избегать выговоров и собирать поощрения. Поощряют более всего за служение администрации, поэтому в козлы записываются многие не обременённые моральными качествами граждане. Чем больше добропорядочных людей такие подставят, тем больше плюсиков получат. Также можно получить поощрения участвуя в мероприятиях по типу КВНов, Спартакиад или каких-нибудь конкурсов, проводимых отделом воспитания. В общем, если срок небольшой, шанс выйти по УДО повыше. Работай на промке, участвуй в самодеятельности, мерься силами в спартакиадах - и комиссия по УДО тебя заметит. Многого не написал, но думаю, общая суть понятна. Когда меня судили, я очень боялся тюрьмы и зоны, но попав туда, понял, что там такие же люди, как и везде и жизнь, какая-никакая, но бурлит. И если уж кому довелось туда попасть, не потеряйте это время впустую. Совершенствуйтесь по мере возможностей - так хотя бы время быстрей пролетит.Ну и напоследок, репортаж местного ТВ о тамошнем КВНе - чтобы дать немного представления о лагерном досуге.

Всем мир, не попадайтесь в жернова правосудия, берегите себя и своих близких!

pikabu.ru

Что такое красная тюрьма | Тюрьма, Зона, Арест, СИЗО

«Красная тюрьма» – оценочный термин, что используется в мировой практике и больше присущ лексике заключенных. По сути, это применение законодательных норм содержания арестантов с особой дотошностью и навязчивостью. На практике это больше напоминает придирки администрации учреждения, нежели желание выполнить присужденное судом наказание.

Суть «красноты»

Учитывая неофициальный статус высказывания о «красных зонах», указанное понятие является сборным и может в разных интерпретациях означать:

  • требовательное исполнение норм исправительных кодексов, внутренних приказов начальства лагеря;
  • дотошное выполнение требований администрации касательно внешнего вида, состояния одежды;
  • особый ритуал построения, вывода на работу, строгое придерживание (до абсурда по минутам) распорядка дня.
  • За незначительные нарушения и малейшее неповиновение заключенных постигнет несоизмеримо жестокое наказание в виде:
  • лишения права на свидание,
  • запрет на получение передачи,
  • помещение в штрафной изолятор (сокращенно ШИЗО),
  • затворничество в помещение камерного типа до полугода (сокращенно ПКТ),
  • смена режима содержания,
  • увеличение срока отбывания наказания.

Все эти методы не выходят за рамки дозволенные законом. Но проявляются с особой методичностью. В этих случаях администрация пенитенциарного учреждения не ставит перед собой цель исправить заключенного. Есть прямое оглашенное намерение на слом личности.

Зачастую этап замечания и выговора тюремщики пропускают. Практически сразу применяют метод кнута и за каждый проступок наказание идет по нарастающей без учета вины и опасности совершенного. Результат – суд за неподчинение режиму и дополнительный срок либо смена режима содержания.

Применение

Как правило, о попадании в «красные зоны» осужденные узнают до этапирования в такое учреждение. И тут 2 пути осведомления:

  • либо о перспективах отбытия наказания в таком виде сообщает потенциальному заключенному следователь, желая добыть от человека нужные ему сведения,
  • либо слава о некоторых местах лишения свободы давно вышла за пределы тюремных стен и до момента доставки арестант от себе подобных узнает, куда он направляется.

«Краснота» на примере

В истории напрочь закрепилось понятие «красная тюрьма» за колонией г. Белгород 1999 года. Почему?

  • Во-первых, беспредел администрации достигал своего апогея: тюремщики не брезговали ни физическими наказаниями заключенных, ни методами психологического воздействия;
  • Во-вторых, добиться правды, отправив жалобу или требуя встречи с прокурором по надзору, было не возможно;
  • В-третьих, вывод на прогулку, работу, в столовую все в точнейшей строгости с уставом под пристальным присмотром конвоев и служебных собак;
  • В-четвертых, табу на любое общение между камерами;
  • В-пятых, нарушение режима или высказывание не к месту превращается в наказание от побоев дубинками, спускания собак до помещение в карцер.

И это на фоне жутких условий содержания и плохого некачественного питания.

«Полоски» в деле

Еще одним методов воздействия на узника является внесение данных о его характере в личное дело. К примеру, на жаргоне заключенных «красная полоска» в прямом смысле означает полосу такого цвета по диагонали на титульной страницы папки с личным делом. Это по классификации, что принята у тюремщиков, означает «склонен к побегу или нападению”. Аналогично «желтая полоса» свидетельствует о склонности свести счеты с жизнью.

Статистика «красных зон»

Редко можно встретить «красные зоны» в их чистом виде. Зачастую в каждом месте лишения свободы особой предвзятостью страдает кто-то из руководства или определенная смена конвоя. В остальные дни отбывать приговор легче.

Ведь для рядовых надзирателей создавать условия «красной тюрьмы» так же сложно, как равно неприятно это для арестантов. Люди хотят прийти на работу, отбыть свое время, получить зарплату и пойти домой. Мало кому хочется усердствовать по месту работы. Тем более, что особых мотиваций ни в материальном, ни социальном, ни моральном плане нет. В местах заключения таких тюремщиков называют «серыми мужиками». Это, конечно, кроме случаев, когда у тюремщиков складывается особая неприязнь или есть личные мотивы.

«Шерстяная зона»

Есть еще одна категория исправительного учреждения – «шерстяная зона». Название идет от имени блатных, что стали на путь предательства. Их именуют «шерстью». Именно их руководство учреждения ставит в пример, пытаясь руками «шерсти» навязывать свои порядки, открыто поддерживая беспредел.

Совет: зарекаться от попадания в тюрьму не принято. Но, если же так случилось в жизни, выход один – набраться терпения и ждать долгожданной свободы.

exzk.ru

«Красные» и «черные» зоны — как возникло такое разделение

Тюрьмы и исправительные колонии с советских времен и до наших дней подразделяются на так называемые «черные» и «красные». И если очень вкратце, то эти названия обозначают то, кто удерживает реальное главенство в месте лишения свободы: официальная администрация и сотрудники-надзиратели — либо же привилегированные заключенные, «блатные». Начнем с того, что обозначают сами эти названия-цвета.

«Черными» еще со времен ГУЛага называли «воров в законе» и вообще «блатных» — то есть представителей «сливок» тюремного общества. Это люди с криминальными биографиями, имеющие авторитет и влияние как в пределах конкретной зоны, так и вообще в криминальном сообществе (их статус от перемещения в другие исправительные учреждения не менялся). Там, где реальными хозяевами, устанавливающими порядки на зоне, были «воры в законе», зона начинала считаться «черной».

А что касается «красных», то тут толкование более многогранное. «Красными» с советских времен сидельцы называли всех правоохранителей в целом и тюремных надзирателей в частности. Почему именно «красными» — да попросту в честь красного знамени Советского Союза и прочей прилагающейся символики. Но, кроме того, «красными» иногда называют такую тюремную касту, как «активисты» (они же — «козлы»): то есть люди, активно сотрудничающие с администрацией — логично, что на «красных» зонах такие персонажи присутствуют.

Чем хороши «черные» зоны

Разница порядков на зонах «красного» и «черного» типов очевидна. «Черные» зоны хороши для заключенных послаблениями в режиме и правилах — можно носить различную одежду, более свободно получать передачи «с воли», пользоваться современными средствами связи, спать в дневное время и мн. др.

В некоторых «черных» зонах есть даже возможность получить наркотики и алкоголь, — но не во всех. Из минусов — в них следует четко придерживаться «понятий» и правил тюремной иерархии, так как в случае конфликтов суровые воровские законы могут сработать раньше официальных.

Чем известны «красные» зоны

В «красных» же зонах жестче официально установленный распорядок, который порой касается мельчайших деталей быта заключенных. Иногда в таких колониях заключенным бывает довольно голодно, если они не работают, так как «грев» с воли тут ограниченный, но для желающих подрабатывать при «красных» зонах зачастую функционируют какие-то мини-предприятия, мастерские и т. п.

Зато здесь редки случаи беспредела и расправ среди сидельцев — если администрация колонии не допускает особого самоуправства, то отсидку в таких зонах на сегодняшний день можно назвать более безопасной.

И еще пара вариантов

Бывает такая разновидность зон, как «редисочные», — те, где формально у руля находится всё же администрация, но фактически действуют «активисты». И эти «активисты» могут позволять себе много больше, нежели лично сотрудники — например, избивать вновь поступивших заключенных ради признаний в преступлениях, которые не вошли в официальное обвинение, вершить самосуд над зэками и т. д.

Интересно, что в последние десятилетия (примерно в период второй чеченской кампании) стали появляться зоны нового типа — «зеленые». Так стали называть те колонии, где власть брали заключенные-мусульмане (как правило, выходцы из Центральной Азии и Кавказа). Их тюремные сообщества называются джамаатами.

Какие зоны и по каким причинам становились «красными» или «черными»?

В эпоху раннего сталинизма все лагеря, по сути, были «красными» — жесткий контроль лагерных администраций был повсеместным. Но ситуацию переломили «сучьи войны» сороковых—шестидесятых годов: там, где власть брали «суки», зона становилась «красной», а там, где управляли «воры в законе», — «черной».

Были колонии, которые за свою историю меняли «окраску»: то ли администрация начинала жестко подавлять самоуправство сидельцев, то ли заключенные под руководством «блатных» устраивали бунты…

Вообще, долгое время наблюдалась такая закономерность: «черными» зоны чаще становились вблизи крупных городов (или если тюремная территория была в черте города). Если в городе был авторитетный «смотрящий» и сплоченное криминальное сообщество, то места лишения свободы становились подчиненными ему.

В городах проще поддерживать «черный ход» — в тюрьмы передается «грев» от находящихся на воле криминальных элементов, совершается торговля наркотиками и алкоголем (разумеется, незаконная), полученные от заключенных деньги идут в воровской «общак» и т. д. Более того, в городах криминалитету проще организовывать давление на сотрудников СИЗО, которые в этих же городах проживают с семьями и, соответственно, не всегда могут гарантировать себе личную безопасность.

Ситуация же с отдаленными колониями выглядит иначе. Расположенные на значительном расстоянии от населенных пунктов, иногда в суровых природных условиях (например, в северной части России), эти колонии вообще не приспособлены для связей с внешним миром, и «черный ход» там организовать технически весьма проблематично.

Кроме того, в условиях отдаленности от городов бунты и всяческие диверсии куда опаснее для самих заключенных, даже авторитетных — администрации колоний идут на более жесткие меры подавления таких действий, и каждый заключенный понимает, что суды и адвокаты тоже далеко — доказать факты превышения полномочий и т. п. прецедентов администрацией колонии весьма проблематично. Поэтому большинство таких колоний «красные». Исторически в суровых «красных» колониях происходил более жестокий прессинг «воров в законе» — некоторые из таких колоний знамениты большим количеством «раскоронаций».

Существовали (и существуют) тюрьмы и колонии, которые априори могут быть только «чисто красными»: это специальные исправительные учреждения для бывших сотрудников правоохранительной и судебно-юридической систем. Все эти люди на обычных зонах (хоть «красных», хоть «черных») считаются априори изгоями, «ментовскими».

Они попадают в низшую касту заключенных и для них постоянно есть опасность быть убитыми — так как убийство «мента», хоть и отбывающего официально назначенное наказание, считается весьма поощряемым поступком в глазах «блатных». Так вот, ради безопасности этих людей, примерно с пятидесятых годов стали строится спецтюрьмы, где не было ни блатных, ни «мужиков», — только совершившие правонарушения бывшие милиционеры, гаишники, судьи, следователи, прокуроры и адвокаты.

Современная же российская тенденция — существенное сокращение численности классических «черных» зон. Но в противовес этому, руководство «красных» колоний и тюрем наоборот всё чаще вступает во взаимодействие с криминалитетом, т. к. имеет свою долю с нарко- и алкотрафика либо еще какие-то выгоды.

www.mzk1.ru

Кто такие красные на зоне и в тюрьме? Как зеки сотрудничают с администрацией?

— Красными становятся либо поневоле, либо по собственной воле. В лагерях есть СДП, пожарники, дневальные, да их там куча, этих шараг. Можно, конечно, завхозом стать. А можно шнырем стать у завхоза. Тебя подтягивают и говорят: «Пойдем к нам, у нас хорошо». А ты меня хорошо знаешь, мы же с одного поселка, мамки наши дружат, отцы общаются. «Пойдем, будешь, как сыр в масле кататься. Тебя никто не тронет, ни блатные, ни черные, ни красные». Это ты дневальный, допустим. А вот тянет тебя, например, комендант на биржу, помощником. Т.е. кто ты? Бригадир. А бригадир это уже красный. И как ты скажешь, что ты не красный?

Или с другой стороны подойдем. У тебя водительские права, стаж, у тебя с этим все нормально по воле, но вот ты попал. Ты пришел в карантин, там пробивают. Говорят: «О, да ты же у нас водитель. И стажа у тебя немало, и категории все открыты. Давай-ка, у хозяина освобождается водитель». Ну, типа, я подумаю. «Что думать? Вперед!» А ты ж первоход, башка у тебя не соображает. Нет, конечно, кто-то с этого выгоду ищет. Т.е. я освобождаюсь, а ты заезжаешь, и ты специалист по машинам, и водишь неплохо. Кто-то считает, что это плохо, а кто-то хорошо. И ты идешь водителем у «хозяина» колонии. Ну, если не у хозяина, значит у зампобора. Ты только в зону успел зайти, а у тебя уже безконвой. Тебе начинают прикидывать, сколько у тебя привилегий: хочешь маме позвонить, возьми трубку у того же хозяина.

Или так посмотрим. Ты еще в карантине. Тебя ведут в столовку кушать. Идет завхоз столовой и говорит завхозу карантина: «Я у тебя возьму вот того человечка, пока у тебя барак ест». Подходит он к тебе

и говорит, пойдем со мной. Ты конечно с ним идешь, а куда тебе деваться, ты уже подневольный человек. Ты сегодня в карантине, завтра тебя распределят непонятно куда. И ты идешь. Допустим, я завхоз столовой, я тебя подтягиваю. Ты меня отлично знаешь, я тебя. Я тебе говорю, покормлю едой, которую готовят для блатных, для мусоров, для бригадиров. И он начинает тебе вставлять, что будешь сытым, что бабло на карточку литься будет, надо что, говори мне и все будет хорошо. И ты не знаешь опять, куда деваться. Приходишь в карантин, у тебя дневальный спрашивает, зачем тебя завхоз столовой тянул. Ты все рассказываешь. Им интересно, что же ты ему ответил. А ты не знаешь, что им сказать. Утором снова тебя ведут кушать, тебя завхоз тянет, и что ты ему отвечаешь? Ты отвечаешь: «Да». Все, ты автоматом красный.

Еще пример. Приводят карантин помыться-побриться, потом только в баню. И тут, откуда не возьмись, появляюсь я: «Привет, как дела, пойдем, чифирнем». Шныри карантина скажут: «Ты куда его повел?» Ты им ответишь, мол, придете ко мне я вас, подстригу. Конечно, шныри сразу заткнутся. Ты пришел к цирюлю, другими словами, к парикмахеру, если по вольному. Я же не при делах, к красным не касаюсь, только зеков стригу и все. А ведь это другими словами и красный. Все, ты приплыл. Ты-то думаешь, стричь блатных, красных и прочих, не имеет значения. Вроде тебе бабки отстегивают, ты стрижешь хорошо, как кто попросит, цирюль от бога. Скажут, к нам на зону пришел спец по стрижке. Ты будешь, как сыр в масле кататься. И ты опять сидишь, думаешь, а ведь я могу стричь, и ты ловишь такой кураж. А у тебя срок-то всего пятнашка. И как тебе эту пятнашку вытянуть? И ты волей-неволей липнешь.

politika-v-rashke.ru


Смотрите также