Братина что это такое у славян


Из глубины веков. Братина - символ единства!.

Много веселых застолий повидал этот сосуд, занимавший почетное место на пиру - посередине стола. Да и в горький час не забывали его. Был он с народом и в горе, и в радости. Верили славяне, что наказывает он за пороки и слабости. С уважением относились к нему, как к символу духовного братства. И название ему дали соответственное – братина.

Братина – образец русского мастерства. Один из старейших русских сосудов – братина - отличался устойчивостью и прочностью. На Руси использовались в быту братины двух видов. Первые - округлые с одной или двумя ручками, низким поддоном и иногда с коническими крышками, похожими на главки московских храмов. На венце такого сосуда обычно была надпись, указывающая на владельца, либо поучение, например: «Господа, гостите, пьяны не напивайтесь, вечера не дожидайтесь» или «Безвинно вино, да проклято пьянство». Внутри братин на дно припаивалась бляха - «мишень».

Другой вид этих сосудов сродни ковшу. Делались они в форме ладьи с головой коня, реже водоплавающей птицы.

Материалы для изготовления братины использовались самые разнообразные: дерево (чаще липа), глина, металл (золото, серебро) и даже кость.

Рассматривая этот сосуд, можно только подивиться искусству русских мастеров. Простые (деревянные) братины расписывались диковинными узорами. Дорогие сосуды украшали драгоценными камнями, гравировкой, цветной эмалью, растительным орнаментом в виде трав и цветов. Братины могли быть как гладкими, так и с различными выпуклостями, называемыми «яблоками» и «ложками».

Происхождение сосуда связано языческим обрядом братчины (совместный пир членов общины, устраиваемый вскладчину). Такая традиция существовала еще в домонгольские времена. С принятием христианства ритуалы этого обряда изменились, но братина осталась непременным его атрибутом. В церковные праздники после богослужения устраивалась трапеза, на которой братину с пивом пускали вкруговую.

Есть также предположение, что слово «братина» появилось во времена братских застолий, когда на пир собирались преимущественно кровные родственники. А уже после на такое застолье стали приглашаться гости не из семейного круга, тогда и появилась традиция устраивать трапезу вскладчину.

Наливали в этот сосуд в зависимости от обряда общинный квас, сурыню на молоке и травах, сурью на меду, пиво или вино. Важной особенностью братины являлось то, что она могла долго сохранять температуру напитка. Из больших сосудов зачерпывали содержимое ковшами, из маленьких пили так и называли их братинками. Угощали из них чаще женщин. Самую маленькую братинку ( 15 грамм) можно увидеть в Оружейной палате.

Братина XVII в.

Своеобразная форма братины-ковша наподобие водоплавающей птицы уходит корнями в древний культ утки-Макоши, получивший развитие еще в мезолите. Макоша в язычестве была очень почитаемой богиней и изображалась в виде утки или женщины. Культ ушел в прошлое, а традиция в искусстве осталась. Так, братина с малыми ковшами по бокам подразумевает птицу, сидящую на яйцах.

Обряды, связанные с братиной, несли глубокий духовный смысл. В те времена люди из разных сел и городов собирались на совместные пиры, игрища, считая себя братьями из большой общей русской семьи. Мудрость была в этих традициях, которые помогали людям жить в единстве. После проведения игрищ, например, закрепился обычай пускать братину по кругу, показывая, что и победители и побежденные – все равны. И в дальнейшем на пирах князей вне зависимости от чина все пили из одной чаши. Суть этого обряда в силе единства. Никого не заставляли пить до дна (исключение заздравная за царя), можно было просто пригубить, но круг не должен был размыкаться.

Устойчивость и прочность братины была своеобразным символом крепости дружеских отношений. Обряд круговой чаши убеждал в добрых намерениях и считался знаком доверия. На таком пиру забывались обиды, ведь вместе с братиной, как утверждали наши предки, передается другому часть Сердца. ©

vitalidrobishev.livejournal.com

Княжья братина | Славянские сказы и легенды

  • 20 апреля 2018 23:27:45
  • Просмотров: 747
  • Автор: Белояр

Уж собран урожай на полях, заготовлено сено и поехали княжьи тиуны по деревням. В каждом селе разговор со старостой вели. Спрашивали, нет ли отроков лихих да непоседливых, таких, что страдою тяготятся, да здоровьем не обижены Богами. Вот в первой деревне нашелся один парень, младший вдовий сын. Староста говорит, задирист, склочен, так и норовит драку затеять, силу свою показать. Спрашают тиуны отрока, не хочет ли он Долю испытать в дружине княжьей. Воям почет и слава, да добычи часть. А что можно голову сложить, дак тут, как говориться двум смертям не бывать, а одной не миновать. Соглашается отрок, нет тяги к труду мирному, славы и добычи хочется. Едут тиуны по весям другим, везде есть смельчаки, где один, где несколько. Все своенравные, гордые. Всякий хочет показать что взрослый, да сильный.

Cобрали тиуны всех кого могли, привезли в терем княжий. Старого воя, бессемейного приставили, чтоб уму разуму учил их, да мудростью своей делился. На тренировках говорит, вы как один! Сам погибни соратника прикрой! Смеются отроки над дедом. Мы каждый сам! Неужто ловкость и сила моя для других тренируется? Пусть каждый сам.

Гоняет дед отроков с утра до ночи. И пешему и конному бою обучает. Все что знает, не тая рассказывает. Да только Судьба по другому распорядилась, не дала доучиться. Вестовой с порубежья вернулся, молвит тати, поселки зорят, быстрее на выручку спешить надо. С дружиной князь в отъезде, решают отроков отправить, тати чай не настоящие бойцы. Решено на утро выдвигаться, а вечером пока стол накрывают, молодых воев проводить. Во главе стола дед садиться, наливает братину меда сладкого хмельного. Рано говорит, вам в бой еще, да деваться некуда, видать. Испейте из братины, сынки, княжеской, как настоящие вои. Но помните, когда в следующий раз из неё пить станете, другой вкус у меда будет. Идет по рукам братина, отроки радуются, знают честь это большая. Значит, ставят их вровень с настоящими воями. А деда через слово слушают. Не переживай учитель, говорят, сильные и ловкие мы, сам же видел. Спорят меж собой, кто первый врага убьет. Вкусен, сладок мед хмельной, да понемногу каждому досталось. Вот уж и дед гонит спать, с рассветом дальняя дорога.

Ускакали на утро, бряцая железом, свежие кони легко несли игривых отроков. Ко времени успели вои молодые, в селенье дальнем одержав победу и татей посекли. Назад же в княжий терем, возвращались уже медленно, не давали разогнаться сани, с тремя порубленными отроками.

И вот опять дед во главе стола наливает мед в братину. Но неслышно привычного гомона отроков. Сидят они опустив головы, вспоминают друзей своих. Тот был угрюм и зол на всех, он в сечу первый влез, а тот был весельчак, собою от стрелы прикрыл. А третий был булата крепче. Идет по кругу братина, да только, как дед и говорил, уж вкус не тот, и мед не веселит.

Вот так братина – искусница как оберег сплотила молодых дружинников, выполнив древних ритуал братания.

Составитель легенды о братине Бус Белояр.

Приобрести братины можно по данной ссылке или в прикреплённых к легенде товарах.

www.slavyarmarka.ru

Братина

Опубликовано 11.11.2013 Автор Blincov Оставить комментарийПросмотров: 274

Братина — это специальный сосуд для питья, имеющий особое ритуальное назначение. В основном выглядит, как круглая или продолговатая чарка с двумя ручками. Может быть деревянной, глиняной, медной, либо изготавливаться из другого материала. У братины имеется крышка или покрытие (часто имеет вид высокой конической формы). Название «братина» говорит, что этот сосуд предназначается для братского или товарищеского питья. В каком-то смысле, братина очень схожа по смыслу со словом «брататься».

Существуют маленькие «братинки», пьют из которых, передавая такой сосуд из рук в руки, и большие «братины», пьют из которых, черпая ковшами или черпальцами. Братина служит для того, чтобы все присутствующие, дабы показать свою дружбу, братство, единство, пили из неё по кругу. Во время «братчинного пира» такая ритуальная чаша являлась неотъемлемой частью. Братина также используется на различных праздниках или во время каких-либо значимых событий.

Опубликовано в Термины

web-kapiche.ru

Александр Ладонин: «Братина происходит от слова братство»

Резчик по дереву Александр Ладонин живет в поселке Челюскинский Пушкинского района. Много лет мастер вырезает ковши, братины, ендовы и другие предметы крестьянской утвари. В старину при помощи братины с хмельным напитком малознакомые люди сближались, а враждующие мирились. Александр Егорович уверен, что и сегодня деревянные ковши приносят мир и покой в жизнь людей и их семьи. 

– Как давно резьба по дереву стала вашим главным делом?

– Я уже давно «месю руками», занимаюсь рукомеслом, то есть ремеслом. Я родился в военном городке в Саратовской области. Отец и косил, и рубил, работал по хозяйству. Там я окончил свои первые университеты. В детстве в военном городке выпиливал деревянные копии автоматов для мальчишек. Вооружал ребят своего и соседнего двора, поэтому не был бит ни теми, ни другими. Наоборот, часто ребята приходили и просили меня чинить автоматы.

Серьезно я стал резать с 1976 года, когда попал в Лабораторию по развитию художественных промыслов в Твери. Там организовали филиал НИИ художественных промыслов. До этого оформлял парикмахерские и другие бытовые мастерские. Получал 250 рублей в месяц, что по тогдашним меркам было много, а ушел в народные промыслы на 90 рублей. Об этом решении не пожалел. Я стал музейным реставратором и параллельно ходил в археологические экспедиции.

– А что это были за экспедиции?

– Они проводились от Калининского музея. Я участвовал в экспедициях как реставратор, и со временем прикипел к этому делу. Как правило, поездки выпадали на июль и август. Мой сын и младшая дочь воспитывались в экспедициях. У них в детстве не было пионерлагерей и поездок на море. Восемь лет мы копали городище на речке Медведице в Тверской области. В экспедициях я был старшиной и досуговым «дядькой». Когда ребятам надоедало копать, они вылезали из раскопа, и мы резали что-нибудь из дерева. Мы также занимались чеканкой, ковкой и другими ремеслами. Навыки приобретаются в процессе, а потом складывается цепочка знакомств с разными мастерами. Мои друзья и сегодня – это плотники, кузнецы, печники, стеклодувы, «керамистеры» и «керамистерки». Среди них нет олигархов и сильных мира.

– Мне еще говорили, что вы знакомы с клоуном Вячеславом Полуниным и  плавали на его «Корабле дураков»

– Нет, я так и не поплыл. Лет десять назад у Полунина был проект создать в Москве «Корабль дураков» – плавучий концертный комплекс для своих шоу. Просто в свое время был разговор со Славой. Я ему сказал, что на «Корабле дураков» не хватает боцмана, поэтому боцманом буду я. Он со мной согласился. Моя кандидатура оказалась ему симпатичной, потому что я резал дерево и курил «Беломор». Вообще мы с ним давно знакомы. Когда Слава приезжает в Москву на выступления, мы общаемся. Иногда я делаю ему забавные вещи из дерева для его бани во Франции. Мы с ним почти ровесники: мне недавно исполнилось 68 лет, а Слава моложе меня на четыре месяца.

– Чем вы заняты сейчас?

– Сейчас режу фигуру медведя к сапетке для одного моего ученика. Он живет в Америке в штате Миссисипи и разводит пчел. Сапетка – это вид неразборного улья для пчел из травы и соломы. Они не хуже, чем колода, при этом не надо ничего долбить. Этот мой ученик вспомнил, что в 1990 году я вырезал пряничную доску с медведем и попросил повторить его для ульев.

В 1990 году я делал форму для Нижегородской ярмарки. В то время ее возрождали и придумали своеобразный театр с медведем-поводырем. Мужик при помощи дубины поднимал медведя на дыбы, а мальчишка наряжался козой и, держа в руках ложки, говорил: «Ну-тка, Мишенька, поворачивайся». Этот ярмарочный театр я и вырезал на пряничной доске. Открытие ярмарки пришлось на май 1990 года. Когда резал фигуру медведя, взял карту Советского Союза и перевел на доску контуры РСФСР без Украины, Казахстана и прочих республик. Получилось похоже на медведя. Эта пряничная доска стала, как некоторые говорят, предтечей развала Советского Союза.

– Ваше главное направление – это ковши, братины, ендовы. Почему в резьбе по дереву вы предпочитаете эти предметы?

– Да, я режу деревянную посуду. Как реставратору мне часто приходилось сталкиваться со старинной утварью. Моя мама была искусствоведом, потом начальником нашего подразделения. Именно она подвела меня к утвари, обращала мое внимание на ковши, наличники, прялки. Ковш – это не только приспособление чтобы почерпнуть воды. Есть разновидность ковша с говорящим именем братина. Братина происходит от слова братство, то есть говорит об объединении, братании тех, кто пьет из одного сосуда.

– Ковши какого региона и эпохи вы взяли за образец?

– Образец – это тверские ковши «конюхи». Отличительной чертой этих ковшей являются конские головы. Конские головы достались нам в наследство от кривичей. С другой стороны, от тверских карел досталось украшение ковшей хвостами утки. Происходил симбиоз двух разных культур. Конфигурация краев ковша была овальная, а не круглая. Из полностью круглого ковша было бы трудно пить. Разновидностей ковшей было много. Например, ендова – это, по сути, будущий чайник. У нее есть отлив – подобие носика. Ковши делали из липы, иногда из капа – наростов на дереве. Размеры братин и других ковшей были средними: расстояние краев ковша было не шире височных костей, чтобы человеку удобно было пить.

Традиционно у тверских ковшей имелось три конских головы, а я часто режу и две головы. Получается вариант ковша специально для супругов. Традиция – это не догма, она должна жить и развиваться. Небольшие супружеские ковши-соупряжи становятся семейным оберегом. На таких ковшах я вырезаю инициалы членов семьи. У кого-то имен может быть немного, а те, кто знает свою родословную, просят вырезать всех своих бабушек, дедушек, прадедушек. Одна знакомая из священнического рода знает предков по мужской линии до 13-го колена. Всех  своих прадедов она просила отметить буквами на ковше.

Самая лучшая литература и лучший источник по этой теме – это книга этнолога и археолога графа Алексея Алексеевича Бобринского. Он был собирателем, который фотографировал предметы крестьянской утвари и деревянной резьбы еще в 1910-е годы. Бобринский ездил по деревням разных русских губерний и выискивал редкие образцы. В его книге представлено все, что связано с деревом: пряничные формы, куклы-панки, игрушки, Богородская резьба, наличники и многое другое.

– Вы говорили, что братина была призвана объединять людей. Существовал ли какой-то ритуал для этого?

– Моя фамилия Ладонин, а в селах и деревнях в старину был специальный человек, которого называли ладоней. В крестьянской общине был не только выборный мировой судья, который решал возникающие споры, но и человек, который мирил враждующих еще до стадии суда. Это тоже была выборная должность. Сейчас таких людей называют, кажется, медиаторами или посредниками. Как только где-то начинались разборки или ссоры, приходил ладоня и говорил конфликтующим: «Ребята, моя баба сварила пиво. Оставьте свои дрючки на завалинке, я вас приглашаю к себе и хочу угостить, чтобы каждый высказался». Приведя людей в избу, ладоня доставал братину, а его баба наливала хмельной напиток. Враждующие пили его по очереди из одного ковша. В ходе ритуала каждый высказывался, кто он такой и чего хочет. Братина шла по кругу до полного согласия.

Когда люди узнавали друг друга, они сближались. Баба – а для меня это слово обозначает женщину в высшей степени – прямо не участвовала в этом кругу, но именно она черпала братиной пиво, которое приготовила, и решала подносить гостям еще или нет. Люди мирились, решали свои споры, а потом выходили от ладони, по сути, побратавшись. Дрючок, который остался на завалинке, уже не поднимался на того, с кем ты вмести пил из братины.

Показательно, что в Тверской губернии не было серьезных конфликтов между проживавшими бок о бок славянами и карелам. Хотя это очень разные культуры, люди умели уживаться вместе как добрые соседи. Я специально спрашивал у историков и археологов, и они подтверждали, что на этой земле сохранялся межнациональный мир. Были и смешанные браки, а где-то, наоборот, часть деревни оставалась славянская, а карельская жила обособлено. В любом случае конфликты разрешались мирно и за братиной. Покой и мир – это самая большая ценность в жизни. Может быть, кто-то из моих предков был ладоней, раз у меня такая фамилия.

– Ваши ковши применяют для решения конфликтов и сегодня?

– Да, только в иной форме. Семейные братины помогают установлению мира у супругов. Вместо скандала и претензий, лучше посмотреть друг другу в глаза и выпить вместе из ковша. Мы уже говорили, что в старину враждующие знакомились за братиной, а в семье друг друга хорошо знают, поэтому здесь обряд другой. Роль ладони в какой-то момент может взять на себя каждый член семьи. Любой из рода имеет право быть наимудрейшим на данный момент, пусть даже и маленький ребенок.

Я вырезаю ковши давно, поэтому у меня много «пациентов». Одна знакомая регентша – руководитель церковного хора – попросила сделать ковш и вырезать на нем имя Николай. У этой знакомой появился третий внук, и она хотела назвать его Колей. Первых двух внуков родители называли без совета с ней, поэтому она решилась на радикальный шаг. Я вырезал имя на ковше по ее просьбе как подарок на крестины. Когда она принесла ковш перед крестинами с уже вырезанным именем, родителям пришлось волей-неволей смириться. Однако никто и не возражал. Все только сказали: «Слава тебе, Господи, пусть будет Николай!» Это не просто обычай, а жизнь. Вместо того чтобы заниматься мордобоем или ссориться, надо посмотреть друг другу в глаза и понять: мы род, семья или, как сейчас говорят, «как бы». Это самое страшное словосочетание «как бы».

slavtradition.com

Обрядовая братина

Автор: Славер

Братина является неотъемлемой частью многих общинных праздников, игрищ, обрядов и пиршеств. Распоряжается на празднике ею жрец со своими помощниками (обавницами). Изготавливается она из дерева (чаще всего из липы).

Бывает круглой формы и с двумя ручками. Расписана она резным Славянским орнаментом и символикой. По вместимости чаще встречается до литра. Задачи у обрядовой братины бывают разные. На зачине её пускают посолонь, чтобы люди могли утолить жажду и богов прославить в единстве. Это развивает чувство локтя и сплачивает людей на зачине. Чему жрец должен оказывать значимость во время зачина. Единении людей в духе Славянском является одной из целей проведения праздников.

Заливается в братину, в зависимости от сути обрядовой, квас руками общины творённый, либо сурья на меду заброженная, либо сурыня на молоке и травах выдержанная, либо вино пригожее, либо пиво хмельное. Помнить при этом надобно, что не в силе градусов она заключается, а в силе единения, братиной початого.

Пускают братину обрядовую всегда посолонь и очерёдность соблюдая. Хочешь, пригуби её и передай дальше, хочешь до дна выпей, коль жажда велика, но уважение к братине самой в кругу оказано должно быть, дабы коло не было прерванным. А уж как ты сделаешь это, заботы твоими являются.

На зачине используйте братину по назначению, на игрищах так же поступайте. Братиной победу славьте и о сопереживающих не забывайте.

 На обрядах у братины свои задачи. О том жрецы ведают. На них мы не будем останавливаться. В обрядах они и описаны.

На пиру братина тоже потребу свою имеет. Люба она на пиру. Пир жрец открывающий на «Добро есть» братину пускает по кругу. Слово с братиной в руках молвит, пригуляет и посолонь передаёт следующему. Первый круг следует каждому слово молвить, в этом тайна есть и обряд. Кто не знает силу обрядовую братины «на пиру» тому беды не миновать. Быть ему в гостях не только у Чернобога, но и Дивы Мороки, и в непригожести здоровья своего. Посему берегите и берегитесь братины. Ни злого, ни слабого она не прощает. Наказывает за пороки твои. Приготовление обрядовых напитков является любимым делом чаровников, готовящих обрядовые напитки и снадобья из разных трав, квасов, мёда (сурья), винограда.

www.gorod.tomsk.ru

Братание

Небо высокое, словно потолок лазурный, над землёй раскинулся. Деревья великаны, что стены в доме вольном, где ветра гуляют и пляшут сами по себе. Величаво молчит ветер, а в воздухе весна ранняя. Земля холодная ещё, да и воды речные не согретые, солнцем не целованные. Только ни по чём холод Волку. Имя у него звериное, да только человек он. Имя ему дали за глаза серые, да дикие. И родился он, в полнолуние, когда в лесу волки выли протяжно. Вот так, он и стал Волком среди людей. Был он мальчишкой озорным и проворным. Задумает шалость, разгневает кого, а его догнать не могут. В деревне люди на него долго не сердились, только руками разводили, мол, дитя неразумное, что с него взять. Любили его все без исключения, а как же, ведь сиротой он рос, без отца, да матушки. Одного зверь лютый на охоте погубил, вторую зима студёная да Мара богиня забрала. Так и остался Волк один в избе большой, без кровиночки родной. Только не плакал никогда он, не привычен был он плакать. Изредка уходил в чащу лесную погоревать, а потом возвращался снова весёлый. Да и была у него отрада иная — друг его верный Ворон. Ещё один мальчишка с именем нечеловеческим в деревне. О них все говорили, мол Волк да Ворон братья. И были вправду они братьями, хоть и не крови одной. Что Волк начинал, то Ворон заканчивал. Оба удалые, сильные и быстрые. Без ведома взрослых к волхву бегали частенько, да грамоте и премудростям всяким учились. Со временем выросли они в охотников знатных. Друг без друга никуда не ходят, про них так и говорили — не разлей вода. Совсем мальчишками были, а кровью побратались, чтобы вовек ничто их разлучить не могло. Поклялись, что верой и правдой будут служить предкам и богам славянским, что спину дружескую от стрел вражеских будут прикрывать. Так ведь и случилось, и охотились вместе, и учились, а потом вместе и в дружину княжескую пошли, за земли родные с врагами воевать. Сколько раз тащили друг-друга раненными на плечах не счесть. То было братство их, что в крови гулом отзывалось, в крови, что единой на двоих стала. Богатырями в деревню свою вернулись, избы новые рядом построили, да и свадьбы вместе сыграли. Вся деревня гуляла нынче. Зажили счастливо, да только вот в чём чудо. У каждого только по одной кровиночке родилось. У Волка сын родился, сероглазый, а у Ворона дочь, с глазами тёмными и непроглядными, как ночная мгла. И родились дети почти вровень. Волхв только посмеялся, и сказал, что нынче породнится Волк с Вороном вновь. А коли так и будет, судьба покажет, Сварог Праотец, да Лада Пресветлая Матушка свидетели, не против этого будут братья названые, коли дети их дорогой одной пойдут по жизни. Кровь родная в землю не уходит, и обещания не забываются.

В чём суть обряда кровного братания?

Магические свойства крови превозносились древними славянами в каждой обрядовой детали. Многие ритуалы поклонения языческим богам подразумевали под собой преподношение жертвы, и окропление её кровью алтаря почитаемого божества. Кровь символизировала поток жизненных сил, и так же исток родовой памяти. Немудрено, что люди, рождённые в разных семьях, и желавшие стать братьями, прибегали к ритуалу кровного братания. По верованию наших предков, только впитав кровь своего побратима, впитав суть его родовой силы, можно было породниться. Обмениваясь своей кровью, люди посвящали друг — друга в таинства своих родов, впускали их в чертоги своей семьи. Это было проявлением наивысшего доверия к другому человеку — делиться своей семьёй и родовой памятью. К такому решению люди подготавливались заранее и основательно. Проверяли друг — друга на верность и прочность, ведь такое родство порой ценилось даже выше, чем кровное. От этого уже нельзя было отказаться. Брат один раз — брат навсегда. Вот так считали наши предки. Клятва братства, подтверждённая кровью, считалась неотвратимой и вечной, которая накладывалась на все последующие поколения.

Братались люди вдумчиво. И после этого, люди становились свободно вхожими в дома друг — друга, не нуждаясь в дополнительных приглашениях. Приходили, как к себе домой, садились за стол, и воспринимались, как члены семьи. Сама мысль о том, чтобы впустить совершенно неродственного и постороннего человека, в свою жизнь и в свой дом, сегодня многим покажется просто кощунственной. А зачем нам всё это?! У нас ведь одежда от кутюр, иностранные машины, всякие девайсы и гаджеты. Наш техногенный мир уже не признаёт чувств, и всё больше выделяет понятие личного пространства. А что это вообще такое?! Есть ли оно вообще?! Зона комфорта — вот как ещё это называют. Всё это терминология и психология потребителей, которая направлена развивать в современных людях ужасный эгоцентризм. Личное пространство — а зачем оно вам, если в нём нет ничего родного и тёплого?! Мы, даже порой своих кровных родственников не признаём. Страшное дело, однако. А раньше любить умели, доверять. Братались, кровом своим делились, частичкой души. Коли кто побратима обижал, названный брат, да и вся его семья на защиту «родича» вставала. И это не считалось чем — то удивительным. Так было принято, и это считалось абсолютной нормой. Назывались братьями только те, кто бок о бок проходил через все ненастья и удары судьбы. Братом мог стать только достойный человек, который не уронил бы чести и имени своего названого брата, и его семьи. Давать обет братства, означало давать наивысший обет перед всеми предками и богами. Нарушители этого обета проклинались вместе со всеми своими потомками. Названые братья должны были до самого последнего своего вздоха быть верными друг — другу, не допускать даже мысли худой.

Кровное братание не считалось уделом только двух юношей. Побрататься могли и юноша с девушкой, но здесь нужно было учесть множество факторов. Основным являлось выяснение сути чувств между девушкой и юношей, на самом ли деле это сердечная привязанность, что бывает между братом и сестрой, или всё же это нечто большее?! Нежели у девушки был жених, а у юноши невеста, то обычно их желание пройти обряд кровного братания не вызывал сомнений. Но если оба были свободны, то для начала молодые приглядывались к друг — другу, проверяли свои чувства. Нежели у них не возникало сердечного томления к друг — другу, и дружба их была не нарушена плотскими желаниями, то в этом случае семьи и юноши, и девушки давали своё согласие на проведение обряда кровного братания. В этом случае совершенно чужие по сути люди становились братом и сестрой, а их дети родственниками. Кстати, когда речь заходит о детях двух кровных побратимов, то, одни утверждают, что в этом случае дети таких людей не могли вступать в любовные отношения друг с другом и создавать семьи, вторые утверждают, что наоборот, таким образом дети ещё больше сплачивали два рода. Эдакая неизвестность.

О том, как брататься надо.

В первую очередь, очень важно подобрать правильное место проведения данного ритуала. В идеале, нужно провести обряд братания в капище, где воздвигнуты кумиры славянских богов. Это может быть капище Сварога Праотца, Даждьбога, или Перуна, например. Большой разницы в этом нет, так, как каждый славянский бог является по — своему покровителем рода.  Если капища нет, и нет возможности до него добраться, то можно пойти другим путём. Для проведения обряда подойдёт любой холм, или возвышенность. Если это место будет находиться рядом с рекой, то это считается отдельным плюсом. Самый главный принцип при выборе места, чтобы это не было низиной.

Обряд, при лучшем раскладе должен проводить волхв, или жрец. Они обладают достаточными знаниями, чтобы провести обряд правильно, и подсказать двум побратимам, как себя вести. Но, бывают случаи, когда ни волхва, ни жреца поблизости нет, а обряд провести надо. Тогда этим занимаются непосредственно сами побратимы, но, желательно чтобы даже в этом случае присутствовал кто-то третий. Данный обряд относится к числу самых сакральных, и недопустимым является присутствие лишних людей на нём, так, как братание — это дело только самих побратимов.

Перед тем, как приступить к обряду, каждый из участников должен подобрать для другого какой-то подарок. Оба подарка должны быть равноценными по значению и стоимости. Можно преподнести в качестве подарка какой-нибудь оберег, но при этом категорически нельзя дарить своему побратиму собственный нательный оберег, так, как он нацелен только на защиту одного, конкретного человека. В качестве подарка очень хорошо подходит оберег Коловрата, который принято одевать на шею. Даром может стать и маленькая секира, или топор, которые обычно воины носят на поясе. Можно преподнести своему побратиму и крест Перуна. Таких вариантов на самом деле очень много, главное выбрать с умом и душой. Выбирая и приобретая подарок для побратима, нужно постоянно думать о нём, мысленно желать ему самого лучшего, и наполнять подарок своей любовью и привязанностью.

Ещё одним пунктом приготовления к обряду является выбор напитка, который в ходе обряда придётся выпить обоим побратимам. Можно не особо мучиться и в качестве такого напитка выбрать старый, добрый квас. Обычно принято покупать две идентичные бутылки, чтобы их возможно было в последствии смешать. Допускается так же, приготовление кваса дома. Для этого, необходимо взять чистую воду из родника и выбрать один и тот же травяной состав. В таком случае, квас нужно варить дома, в одиночестве, так, как присутствие побратима в это время нежелательно. И во время занятия варкой кваса, нужно включить своё воображение и начать думать о своём побратиме, исключительно в позитивном ключе. Необязательно мучиться и варить квас в огромном количестве, достаточно приготовить столько, сколько хватит на то, чтобы выпить напиток за раз. Если приготовить квас в домашних условиях не выходит, то его просто покупают, но тут следует учесть то, что желательно, чтобы квас был одной и той же торговой марки (дебри маркетинга пробрались даже сюда, автор просто в шоке). Даже при покупке напитка, стоит думать о своём побратиме только хорошее. Вот, представьте, стоите вы, вспоминаете своего побратима, все ваши проделки и приключения, думаете какой же он у вас хороший и верный, улыбаетесь погружённый в свои мысли, а бедный продавец пытается до вас докричаться. Так что думайте, представляйте, но ни в коем случае не отключайтесь от реальности, а то мало ли что может случиться. Кстати, вместо кваса можно использовать и хмель, и даже пиво. Автор уверен, что в таком случае обряд братания проходит куда более веселее. При покупке, как и при изготовлении напитка в домашних условиях, не допускается присутствие второго побратима.

Помимо напитка, так же необходимо подготовить и требы, и подношения для родных богов. Обычно, в качестве подношения выступает добрый каравай. Его должно быть два, то есть от каждого побратима по одному. Можно преподнести богам также и напитки в виде всё того же кваса, хмеля, пива, или даже сурью. Преподносят богам так же и мёд. Всё это делается для того, чтобы снискать благодать и одобрение верховных богов. Перед началом обряда стоит подготовить так же чистый топор и нож, сложить заранее дрова и хворост для костра.

Перед началом самого обряда, будущим побратимам необходимо выйти на возвышенность и стать напротив друг — друга. Тот, кто обязался совершить обряд, должен получить у родителей обоих побратимом разрешение на проведение самого обряда, так, как по сути каждая из сторон приобретает ещё одного сына, или дочь, и они должны полностью одобрить кандидатуру своего будущего «ребёнка». Если у кого-то из побратимов родителей нет в живых, то подобный вопрос нужно задать тем, кто его воспитал. После всего этого, ведущий обряд должен зажечь священный огонь, при этом заговорить его и призвать себе на помощь чуров. Далее следует обратиться к предкам и богам.

Конечно, хорошо, когда к такому роду обрядов можно тщательно подготовиться, выбрать достойные дары для побратима, проникнуться духом самого обряда и эмоционально полностью настроиться для данного действия, но бывали случаи, когда не было ни единой лишней минуты, чтобы всё это сделать. В прошлом славянские мужчины часто ходили в военные походы, участвовали в разных сражениях. Для кого-то подобный образ жизни был совершенно привычным, например, для княжеских дружинников. Понятное дело, что несмотря на отвагу и хорошую подготовку, в каждом бою наши предки теряли своих товарищей. В таких случаях вопрос о кровном братстве становился, как нельзя актуальным. У наших бравых бойцов не было возможности идти в капища родных богов, просить помощи у волхвов для проведения обряда. Чаще всего, воины сидя на конях, перед самым началом боя братались кровью, связывая себя самыми прочными узами. Многие побратимы так и оставались на поле боя, мёртвыми, но неразлучными и верными до самой смерти друг — другу. Подобное не может не восхищать. Это однозначно печально, но больше всего это вдохновляет и вселяет гордость за наших предков, которых не страшила сама смерть.

А было ли кровное братание?

Сегодня многие исследователи приходят к выводу, что многие обряды, которые приписываются древним славянам, исконно им не принадлежали, и были переняты от соседних народов. Но, благодаря тому, что многие незнающие люди, берясь за изложение поверхностных фактов, приписывают нашим предкам те вещи, которых и вовсе не было в помине. Таких псевдоучёных не смущает тот факт, что они не могут подкрепить свои высказывания ни одним историческим источником. Прут обычно паровозом, и таким образом в сети распространяются ложные сведения, на почве, которых потом у людей формируются искажённые знания и понимания своего исторического наследия.

С точностью утверждать было ли у древних славян кровное родство, просто невозможно. Всё вышеперечисленное — это то, что автору удалось найти для вас на просторах всемирной сети. Просто всегда интереснее узнать о всех предположениях, чтобы более правильно сформировать свою точку зрения, касательно любого вопроса.

Существует мнение, что обряд кровного братания у древних славян не существовал как таковой, и данный ритуал был свойственен древним скифским народам. Кстати в книге «Скифия: история, хозяйство, быт, религия, искусство, военное дело»(авторы: Черненко Е.В., Фиалко Е.Е., Гаврилюк Н.А., Мурзин В.Ю., Бессонова С.С.) есть описания кровного братания. У скифских племён братание происходило следующим образом: кровь побратимов сцеживалась в одну чашу и старательно смешивалась, затем из этой чаши пили оба побратима. В большинстве случаев у скифских племён, одному человеку разрешалось иметь до трёх побратимов так, как большее количество грозило возникновением трудностей с исполнением кровных обязанностей.

В известных нам с детства былинах сказано, что при встрече наши богатыри славные мерились силой, или начинали брататься. Да, нынче и у нас тоже люд братался, да только нигде и словом никто не обмолвился, что кровью братались. Возможно, тут подразумевался иной способ братания. Давайте тут вспомним одну очень интересную народную присказку «Последнюю рубаху с себя снимет». Тут подразумевается отношение одного человека к другому, его готовность ради товарища пойти на большие жертвы. В роли последней рубахи может выступать нательный оберег, или настоящая рубаха. Выше говорилось о том, что во время кровного братания нужно было преподнести побратиму в качестве дара какую-нибудь вещь, но при этом категорически запрещалось дарить свои нательные обереги. Здесь, как видите высказывается иная точка зрения, которая полностью противоречит первой.

Княжеские дружинники — обнажённые берсерки.

Византийский летописец Прокопий Кесарийский, который жил в шестом веке, описывал с неким благоговением славянских дружинников. Из его описания видно, что наши славные воины всегда были готовы к смерти, столь отважны и мужественны они были. Летописец подкрепляет правдивость своих слов тем, что описывает, как славянские дружинники не носили «панцирей», то есть доспехи. Княжеские дружинники зачастую сражались по пояс оголившись, или и того страшнее, полностью обнажёнными (домыслы многих исследователей). Подобное поведение вводило в ужас противников наших предков, так, как полное отречение от одежды давало понимание того, что такой воин был готов остаться на поле боя посмертно. Здесь прослеживается тонкая психологическая подоплёка: пришедшие в этот мир нагими, воины были готовы в таком же образе и оставить этот мир. Это было состояние берсерка. Понятное дело, что для византийского летописца подобное открытие было просто шокирующим, ведь сами по себе византийцы не отличались особой отвагой. У них всегда было достаточно и доспехов, и планов к отступлению. Они не были готовы психологически умереть, тогда, как наши предки просто бросались в самое пекло сражения. Видимо, поэтому все, кто поступал подобным образом, именовались «цивилизованными» византийцами «варварами». Во многом психология наших дружинников схожа с духом Бусидо, который гласит, что главный смысл любого воина в смерти.

Читатель конечно задастся вопросом, что общего между кровным братанием и выше приведённым описанием характера поведения княжеских дружинников. Позвольте автору, вам это пояснить. Дружина — сама по себе, являлась настоящей, большой военной семьёй, где было принято брататься между собой, чтобы сохранить сплочённость в своих рядах. Современными исследователями высказываются предположения касательно того, что среди дружинников было принято обмениваться нательными оберегами. Тут вспоминаем описание византийского летописца о том, что зачастую дружинники шли на бой обнажёнными, то есть обмен рубахами может отпасть напрочь. В обнажённом виде, единственное, что могло быть на теле славянского воина — это нательный оберег. Если развивать эту мысль, то можно предположить, что братание на самом деле происходило путём обмена нательных оберегов, которые впитывали в себя кровь и пот своего носителя в сражениях. Передача такого оберега своему побратиму, означала и передачу своей собственной частички. По мнению автора, проявление подобного доверия не нуждалось в кровном подтверждении.

Адельфопоэзис, или как братались христиане.

Столь пространственно разглагольствуя об языческом обряде кровного братания, было неправильно умолчать и не поведать читателям об обряде братания, к которому прибегали уже христиане. Данный обряд носит название Адельфопоэзис, которое имеет греческое происхождение, и представляет соединение двух слов: «адельфос», что означает брат, и «поэзио», что значит творить. Буквально это название можно перевести, как братотворение, то есть обряд творения брата. Этот обряд подразумевал под собой скрепление и благословение дружественного союза между двумя людьми (в частности однополых) самой церковью. Византийские рукописи, которые датируются IX—XV вв., повествуют о том, что проведение подобного обряда связывало двух мужчин духовным братством. Существуют даже святые, которые были связаны подобными узами, и самыми известными из них являются святые Вакх и Сергий, которые являлись римскими офицерами при цезаре Галерии Максимиане. Данная пара великомучеников почитается и поныне, как католической, так и православной церковью.

Конечно, можно развернуть настоящую полемику касательно того вопроса, почему подобный обряд возник в христианской культуре. Кто-то наверняка начнёт утверждать о том, что таким образом, церковь пыталась искоренить язычество, присвоить и видоизменить его обряды и обычаи. Но, если верить протоиерею Константину Никольскому, подобное явление легко можно объяснить самой сутью христианства, догматы которого проповедуют любовь к ближнему. Согласно этому суждению, христиане, которые стремились проявить эту самую любовь обратились за помощью к церкви, таким образом и появился уже христианский обряд братания, или братотворения если говорить иначе.

Обряд Адельфопоэзис был широко распространён в основном в мире православного христианства. Данный обряд проводился в Греции, в Киевской и Московской Руси. Появление обряда датируется девятым веком, и местом его зарождения считается конечно же Византия. Упоминания о данном обряде можно найти в глаголическом Евхологионе, который датируется одиннадцатым веком. Далее, упоминания об Адельфопоэзисе можно встретить потребниках семнадцатого века. Обряд существовал в православной церкви вплоть до того, как его запретил закон Номоканона.

В древней Руси подобный обряд очень скоро снискал популярность, так, как сама идеология данного церковного чина, была очень близка нашему духу. Родился и более упрощенный обряд обмена нательными крестами (вспоминаем о том, как язычники оберегами нательными обменивались). Известно даже то, что митрополит Иона, который жил в пятнадцатом веке, связал подобными узами братства великого московского князя Василия II и великого литовского князя Казимира IV Ягеллончика.

Побратимство.

Это ещё одна форма не кровного родства. У южных славян побрататься могли как мужчины, так и женщины. Они становились братьями, или сёстрами перед Богом. На Руси побратимство в первую очередь подразумевало под собой, мужскую связь. В христианскую эпоху было широко распространено меняться нательными крестами. Подобного рода побратимство называлось крестовым, а самих побратимов называли крестовыми.

Мы поговорим и о типах побратимства. Оно могло быть и церковным, и народным. По причине возникновения, побратимство могло быть так же двух видов: случайное и нарочное. Начнём с народного побратимства. Нарочным считалось: обмен собственными крестами, так называемое крестование; совершённое согласно обету; побратимство через поцелуй (куда именно целовали история упорно умалчивает); побратимство, заключённое на крови; побратимство, проведённое перед домашним очагом и побратимство, путём совместных поисков русальной травы. К числу случайного братания можно отнести: кормление детей одной и той же грудью; побратимство путём деверства.

Теперь поговорим о церковном побратимстве. Случайным побратимство считалось в том случае, если детей крестили в одной и той же воде; если люди вместе ходили в паломничество по святым местам; если вместе совершали зимнее купание в реке Иордан, и, если вместе просили Божьей благодати. Что касается нарочного церковного побратимства, то оно включало в себя такие случаи, как: побратимство, совершённое по Евангелию; побратимство путём обета, или молитвы, и наконец побратимство, освящаемое священником.

slavyanskieoberegi.ru


Смотрите также