Божий промысел что это такое


Промысл Божий

Про́мысл Бо́жий непрестанное проявление в мире всеблагой, всепремудрой и всемогущей воли Божией, непрестанное действие Божье, направленное на сохранение и развитие мира, все обращающее ко благу, направляющее к вечному спасению человечество в целом и каждого человека в отдельности. (Значение слова промысел, обозначающего ремесло или вид ремесла, например, народный промысел, не следует путать со значением слова «Промысл» (Божий)).

Если ты хочешь знать Божий Промысл, определи, каков твой христианский долг в той ситуации, в которой ты сегодня находишься.

Бог провидит и участвует в жизни людей, но часто не вмешивается в нашу жизнь видимым образом, чтобы наша свободная воля могла осуществлять добровольный выбор. Промысл Божий означает, что на каждом этапе нашей жизни Господь поставляет нас в такие условия, при которых мы могли бы сделать свободный выбор в пользу добра, правды, справедливости и через это восходить к Небесному Отцу. Впрочем, глубины Промысла Божия непостижимы для ограниченного человеческого рассудка, так что, зная о Промысле Божием, мы не способны постичь его в полной мере.

***

Очень часто боли и радости приходят к нам не из нашего прошлого, а из будущего. Бог иногда предостерегает нас от будущего, к которому мы несёмся на всех парах. Промысл Божий как бы ставит нам подножку, чтобы мы упали раньше, чем свалимся в яму, которую ещё не видим. Пусть будет разбита коленка, зато сохраним целой голову. диакон Андрей

***

Один отшельник просил Бога, чтобы Он дал понять ему пути Своего Промысла, и наложил на себя пост. Когда он отправился к одному вдалеке жившему старцу, ему явился в образе инока Ангел и предложил быть спутником. К вечеру они остановились на ночлег у одного благочестивого мужа, который предложил им пищу на серебряном блюде. Но вот удивление! Тотчас после трапезы спутник старца взял блюдо и бросил его в море. Пошли далее и на другой день остановились у другого благочестивого мужа. Но опять беда! Когда отшельник со спутником стали собираться в путь, принявший их привел к ним малолетнего сына своего, чтобы благословили его. Но вместо благословления спутник, коснувшись отрока, взял душу его. Ни старец от ужаса, ни отец в отчаянии не произнесли ни слова. На третий день они приютились в полуразрушенном доме. Старец сел вкусить пищи, а его спутник сначала разобрал стену, а потом снова заделал ее. Тут старец не вытерпел: «Да ты кто – демон или Ангел? Что ты делаешь? Третьего дня у доброго человека блюдо отнял, вчера отрока лишил жизни, а сегодня поправляешь никому не нужные стены».

Не дивись, старче, и не соблазняйся о мне. Я Ангел Божий. Первый человек, принявший нас, богоугодно поступает, но блюдо то приобретено было им неправдою, потому я и выбросил его, чтобы не потерял он награды своей. Второй муж тоже угоден Богу, но если бы сын его вырос, то был бы страшный злодей. Хозяин дома, где мы остановились, человек безнравственный, ленивый и оттого обнищал. Дед же его, строив этот дом, скрыл в стене золото. Посему-то я и поправил стену, чтобы хозяин его не нашел и через то не погиб. Возвратись, старче, в келью и не мучайся без ума, ибо так глаголет Дух Святой: «суды Господни – неведомы человекам». Посему и ты не испытывай их – не будет тебе это на пользу.

***

Все от Бога, – и благое и скорбное, и недостойное; но одно – по благоволению, другое – по домостроительству, третье – по попущению. И по благоволению, – когда живем добродетельно, ибо угодно Богу, чтобы проводили мы жизнь безгрешную, жили добродетельно и благочестиво. По домостроительству, – когда, впадая в ошибки и погрешая, бываем вразумляемы; по попущению же, – когда и вразумляемые не обращаемся. Бог благоволил, чтобы человек спасся, как и ангелы взывали говоря: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение (Лк. 2:14). Опять домостроительно Бог вразумляет нас согрешающих, чтобы не были мы с миром осуждены, как говорит апостол: Судими от Бога наказуемся, да не с миром осудимся (1Кор. 11:32). И несть зло во граде, еже Господь не сотвори (Амос.3:6), таковы: голод, язвы, болезни, поражения, брани; ибо все это служит к очищению греха, которые или не хотят жить без греха, или вразумляемые не обращаются, но пребывают во грехе, как написано: ослепи Бог очи их и окаменил есть сердца их (Ин. 12:40); и: предаде их в неискусен ум, то есть, попустил их свободе творити неподобная (Рим. 1:28); также: ожесточая ожесточу сердце Фараоново (Исх. 4:21), то есть, попущу ожесточиться за непокорность его. преподобный Ефрем Сирин

***

протоиерей Александр Глебов

Можно ли сравнивать православное учение о промысле Божьем с понятием человеческой судьбы?  Об этом мы сегодня поговорим с кандидатом богословия, преподавателем Санкт-Петербургской духовной академии,  протоиереем Александром Глебовым.

К: Отец Александр,   что же такое – промысл Божий?

А:  Разговор о промысле Божьем открывает очень важную тему – тему ответственности Бога за свое творение. Вот мы обычно говорим о своей ответственности перед Богом, о том, что нам придется держать перед Богом ответ. Такое понятие, как промысл Божий, говорит об ответственности Бога за род человеческий и за сотворенный Им мир.  Есть такое религиозно-философское учение, которое называется   «деизм» – в нем понятие промысла Божия отсутствует! Деизм говорит о Боге  как о творце мира, но не говорит о Боге как о промыслителе мира. Да, Бог сотворил мир, Бог сотворил человека, наделил человека разумом, свободной волей и как бы отстранился от всякого участия в дальнейшей судьбе этого мира.  Образно говоря, ему нет дела, что в этом мире происходит. Почему я упомянул о деизме?  Потому что сегодня многие люди, может быть даже сами того не осознавая, разделяют именно такую точку зрения. Они видят в творческом акте Бога  обоснование бытия этого мира, потому что представить себе, что вот этот мир, столь разумно устроенный, столь сложно организованный, развивающийся по каким-то определенным законам, возник просто сам по себе из ничего.  Представить такое для многих людей довольно проблематично. Но в то же время они не видят какого-то разумного присутствия Божьего  в этом мире.  В этом мире – много зла, много несправедливости, люди болеют, страдают, умирают. То есть, с одной стороны, они признают, что Бог сотворил мир,  потому что этот мир как творение прекрасен и разумно устроен, но, в тоже время, они отказываются признать промысл Божий, потому что то, что происходит в нашем мире часто  не умно, не логично, жестоко и хаотично. В христианском откровении такие понятия, как  Бог-творец и Бог-промыслитель, неразрывно связаны между собой, потому что само решение Бога о творении мира принималось неразрывно вместе с Его решением о спасении этого мира. Вот это двуединое решение Бога о спасении и о творении  мира получило название  «Предвечный совет  Святой Троицы». Предвечный – значит  до времени, до века сего, до творения мира.  И этот предвечный совет совершенно гениально  изобразил преподобный Андрей Рублев на своей иконе, которая так и называется – «Троица».  Поскольку Бога в его троичности невозможно не только изобразить, но и даже как-то представить, то в православной традиции Святая Троица изображается в виде трех ангелов, которые были явлены Аврааму у дуба Мамврийского. Но рублевская Троица описывает не этот исторический эпизод, когда три ангела пришли к Аврааму и возвестили ему гибель Содома и Гоморры.  Он берет единственный возможный упоминаемый  в Библии образ Святой Троицы и наполняет его не историческим содержанием, а доисторическим, предвечным, он как бы изображает вот этот совет предвечной Святой Троицы. Три ангела сидят за столом, на столе чаша, в чаше виднеется голова жертвенного животного и ангелы смотрят друг на друга, как бы советуясь, совещаясь между собой, кто из них станет вот этой жертвой – Агнцем Божиим. И когда принимается решение,  что второе Лицо Святой Троицы пойдет в мир для того, чтобы стать этой жертвой, чтобы спасти этот мир, тогда уже после этого принимается решение о творении самого мира, то есть промысл Божий как бы первичен, а акт творения  – вторичен.

К: Как соотнести человеческую свободу и промысл Божий, ведь человек свободен и может делать все,  что хочет? Как распознать, что происходит в результате наших достижений и ошибок, по злой или доброй воле других людей, а что по воле Божьей?

–А: Довольно сложный вопрос и, наверное, дать какой-то исчерпывающий ответ на него невозможно! Здесь как бы явное противоречие, просто не хватает логики, чтобы это охватить. С одной стороны, мы веруем в то, что Господь ведет каждого человека, начиная с его рождения по жизни, но, с другой стороны, ведь Вы совершенно верно сказали, что человек абсолютно свободен и может делать все, что он хочет. Он сам планирует свою жизнь,  правда практика показывает, что наши планы часто и остаются планами и жизнь идет совершенно по другому сценарию, не так, как мы это запланировали, и делать приходится в жизни не то, что ты хочешь, а то, что вынуждают тебя  обстоятельства. Но все-таки все равно свобода выбора остается у человека всегда. Более того, мы попадаем под воздействие других людей, иногда это воздействие доброе, иногда  —  злое, и если государственный закон и уголовное право  ограничивают  как-то злую волю людей, карая их за совершенное преступление, то Господь ведь никого не ограничивает. За примерами далеко ходить не надо: сейчас наши телезрители посмотрят эту передачу, переключат на программу новостей и что они там услышат? Новости! Какие новости? Такие же, как и вчера! Войны, процветает террор, льется кровь, страдают невинные люди, насилие одних над другими, и ведь Господь никого не останавливает, потому что такова злая, но свободная воля людей. Но более того, есть законы природы, закон этого мира и мы, живя в этом мире, попадаем под действие этих законов. Поэтому что-то приходит в нашу жизнь по нашей воле, что-то по доброй или злой воле других людей, где-то мы подчиняемся законам мироздания, но и в том, и в другом, и в третьем случае есть место для промысла Божьего.  Как-то провести в этом калейдоскопе такую четкую черту и сказать, где промысл Божий есть, а где его нет – это, наверное, невозможно!  Правда, некоторые люди эту проблему для себя решают следующим образом:  они говорят приблизительно так,  что вот, если пришло что-то в мою жизнь, то, что не зависит ни от моей воли, ни от воли других людей, а вот совершенно неожиданно, как бы непрогнозируемое, что-то такое необычное. Знаете, как говорил покойный митрополит Никодим: «Все, что неожиданно – то от Бога».   И собственно с этим, конечно, очень сложно не согласиться, но все-таки я бы не стал ограничивать промысл Божий только какими-то особыми событиями в нашей жизни. Мы веруем в то, что Господь промыслом своим ведет человека по жизни, не нарушая человеческой свободы, но каков механизм сочетания этих, казалось бы, несочетаемых реальностей сказать нельзя.

–К: Вы сказали, что многие люди отказываются признавать Божий промысл, потому что не видят разумного действия Бога в мире, но с этим невозможно не согласиться, потому что в мире много страданий, люди делают что хотят, они совершают преступления и Господь их не останавливает. Другие, проходя через испытания, просят Бога о помощи, но Господь не часто их слышит, а если слышит, то только усиливает эти испытания. Как совместить любовь Бога к своему творению, Божий промысл о мире с реальностью, которая происходит вокруг нас?

 А: То, что касается благости Божией и зла, которое присутствует в мире, то обычно по этому поводу высказывают два соображения. Первое – это то, что зло можно уничтожить только с его носителем, то есть с человеком, ну а Бог как раз по своей благости хочет исправления человека, его покаяния, а не его смерти.  Мы  же с вами обращаемся к Богу как к отцу – «Отче наш», «Отец наш».  Мы не называем Бога ни судьей, ни прокурором, ни законом, ни справедливостью, мы называем его отцом. И вот, если перенести наши отношения с Богом на внутрисемейные отношения,  если ребенок чем-то провинился перед своим отцом, то что – отец его сразу бьет, уничтожает? Даже если ребенок болен, даже если ребенок распространяет вокруг себя зло, даже если этот ребенок вырос и стал преступником.  Да, его осудит общество, его осудит закон, но отец его будет все равно любить, потому что отец относится к своему ребенку не с позиции юридического закона, даже не с позиции закона справедливости, он к нему относится с позиции закона любви.  Вот то же самое происходит в наших взаимоотношениях с Богом. Собственно, почему Господь терпит зло, и до какого момента это будет продолжаться, Он пояснил довольно ясно, когда рассказал притчу о пшенице и плевелах. Ну и второе соображение: раз уж в мире существует зло, то Господь оборачивает его ради спасения людей, для исправления людей заблудившихся, грешных людей и для укрепления веры и испытания праведников. Это было хорошо подмечено Гете во фразе Мефистофеля, в известной фразе:  «Я часть той силы, что вечно хочет зла, но вечно совершает благо». Дьявол сеет зло, но Господь использует это зло, как горькое лекарство, для спасения людей и тем самым  обращает зло во благо.  Но, в общем и целом вот этот вопрос, который Вы мне задали, я, наверное, не ошибусь, если скажу, что с  апологетической точки зрения – это, конечно, самый сложный вопрос. Есть в богословии попытка разрешения этого вопроса, которая получила название   «Теодицея», что значит «оправдание Бога». Нам это название тоже может показаться странным, потому что ведь мы ищем оправдания у Бога, а здесь мы говорим о том, что Бога надо оправдывать.  Бога, действительно, иногда приходится оправдывать, но вот я приведу такой пример, который хорошо известен, наверное, каждому священнику.  Например, приходит в храм мать и говорит, что у неё умер ребенок. Вот она подходит к священнику и задает ему примерно следующий набор вопросов:  «Что это? За что? Почему? Чем она или её ребенок хуже других, и какое преступление они совершили?  Как вообще можно понять вот это действие Бога, который отнял у неё ребенка и обрек её на такие страдания, сломал ей жизнь?»  Священник, конечно, пытается как-то утешить этого человека, хотя ни о каком утешении здесь говорить невозможно, но и в то же время он пытается как-то защитить   Бога, оправдать Его действия, чтобы этот человек веру не потерял. Другими словами,  это попытка согласовать  между собой все те противоречия, о которых Вы упомянули в вашем вопросе:  что Бог действительно есть любовь, что его промысл направлен ко благу людей.  Все эти положения  подвергаются очень серьезным сомнениям, ведь абсолютно каждый человек, с очень разной степенью воцерковленности, вообще религиозного чувства, задавался подобными вопросами:  что, если Бог так любит мир, что Самого Себя не пожалел ради спасения этого мира и, если Он всемогущий, то где проявление этого всемогущества и любви в нашем мире. А ведь иногда совершенно невинные люди проходят через такое горнило страданий, что просто в силу ужаса происходящего принять это как благую волю Божию, как некое добро не представляется возможным.  И вот тогда люди соотносят то, что произошло и промысл Божий, у них остается не много вариантов ответа. Либо Богу действительно нет до нас никакого дела и все рассказы о его любви сильно преувеличены, либо Он не обладает всемогуществом, Он просто вынужден бессильно смотреть, как в мире царствует зло. Либо Его вовсе нет, а все это басни. Ответ о страдании невинного, о страдании праведника мы находим в Новом завете, в страдании в смерти невинного Христа.  Если человек определяет для себя вечное спасение как цель своей жизни, если он идет к этой цели путем праведности и путем святости, то это будет крестный путь, только крестный, никакого обходного пути не существует! Это будет узкий путь и тесные врата, ведущие в Царство Божие. И ведь Господь никого не обманывает, Он не дает никаких ложных обещаний! Каждый, кто читал Евангелие, у него должны отпасть всяческие иллюзии относительно того, что значит следовать за Христом. Господь совершенно ясно говорит, что если ты хочешь за мной идти, то забудь про себя, возьми крест свой и за Мной иди. И чем праведнее человек, тем сильнее его духовная жизнь, тем тяжелее ему будет этот крест. И если человек осмысленно принимает Таинство Крещения, то он должен понимать, что он тем самым изъявляет желание разделить земную судьбу Христа.  Не только Его вечность, не только Его Воскресение, а Его земную участь.  Ну, а как Господь закончил Свою жизнь, всем хорошо известно.

Духовно-просветительский телепроект «Слово»

Page 2

• алфавитный указатель •

Христианский взгляд не сужает кругозор, а расширяет его. Все, что знакомо светским людям, знакомо и религиозным. Что говорит светская наука – понятно и религиозным ученым. Но кроме «законов природы» мы действительно видим нечто иное. Да, чудо, да, свободу, да, надежду. Но это – не вместо и не за счет, а – вместе.Церковь желает усложнить культурный ландшафт, указать на сложность и многообразие мира, а атеистам все уже ясно. Но именно простоту своих догм они выдают за защиту «творческого подхода».

диакон Андрей

В XIX веке говорили: величайшее достижение дьявола в том, что он уверил людей, будто его нет. В нашем веке он достиг большего: он заставил людей не думать о загробной участи.протоиерей Михаил Шполянский

Page 3

Моли́твенное пра́вило – 1) ежедневные утренние и вечерние молитвы, которые совершают христиане (рекомендуемые тексты можно найти в молитвослове); 2) регламентированное чтение этих молитв.

Правило бывает общим – обязательным для всех или индивидуальным, подбираемым для верующего духовником с учетом его духовного состояния, сил и занятости…

azbyka.ru

Что такое «промысел Божий»?

Содержание:

О промысле Божьем в православии говорится очень часто. Но для многих, особенно новоначальных, непонятным кажется смысл этого термина. Что это такое? Отличается ли от воли Божьей? Как объяснить то, что люди болеют, скорбят, поспешно умирают? Читайте далее.

Самое распространенное определение

Классическим считается определение, которое дает митрополит Филарет в «Пространном христианском катехизисе»:

непрестанное действие в мире всеблагой, всепремудрой и всемогущей воли Божией, все обращающей ко благу и направляющей к вечному спасению каждого человека в отдельности и человечество в целом

Каждый человек может найти в собственной жизни примеры того, как «удачно складывались обстоятельства», люди шли навстречу, происходили какие-то чудеса (опаздывали на «смертные» самолеты, выживали после тяжелейших травм и так далее). Это было не что иное, как промысл Божий. Сам Господь не хочет смерти грешника, Он думает о спасении каждого. Как может, Он пытается нам помочь. Но для этого нужна еще и готовность правильно понять и принять со стороны человека.

Бывает так, что человек отдалился от Бога, из-за греха духовно ослеп. Чтобы вернуть зрение, ему нужно пройти через испытания и очиститься, осознать, что без Бога ничего не можем сделать.

Для этого Бог попускает для нашего же блага скорби и болезни. Есть много примеров того, как люди, тяжело заболев, полностью менялись. Они учились доверять свою жизнь Богу. Есть те, которые получили исцеления и точно знают, от Кого это было. Также есть люди, которые отходили в вечность, но они также понимали, Кто и для чего это послал. Удивительный пример — схимонахиня Анна.

Пути Господни неисповедимы

Но много есть таких случаев, когда объяснить, почему это случилось именно со мной, просто невозможно. Говорят, что промысл Божий непостижим. Человеку нереально познать всю глубину Господнего замысла. Над этим ломали голову многие святые и религиозные философы, не то что простые люди. Показательной является история об авве Антонии.

Этот подвижник очень много думал о том, как все в мире устраивает Бог. Он начал молитвенно обращаться ко Всевышнему: «Господи! Вот почему одни люди живут до старости (часто болезненной), а другие отходят в мир иной еще в младенчестве? Отчего одни имеют все, а другие живут бедно? Почему часто далеко не моральные люди живут благополучно и довольствуются всем, а порядочные, благочестивые скорбят, имеют нехватку необходимого для жизни?»

И какой же ответ получил Антоний? «Смотри на себя и не занимайся рассмотрением Господнего промысла, потому что это душевредно».

Пусть эта история станет уроком для каждого из нас. Ведь не зря апостол Павел говорит, что пути Господни неисповедимы.

Промысел Божий = воля Господня?

В духовной литературе параллельно с понятием промысла употребляют и словосочетание «воля Божья». Так ли это? Однозначного ответа не найдется. Многие святые и представители духовенства отождествляют их.

Профессор Алексей Осипов предлагает все-таки различать.

Если под первым подразумевается классическое определение митрополита Филарета, то под вторым — заповеди Божьи, которые человечеству дал Сам Господь. То есть Он изъявил, как необходимо жить человеку, чтобы достигнуть святости.

Но как бы ми ни старались, полностью избавиться от греха не удастся. Чтобы человеку не утонуть в море пороков, милостивый Творец Своею рукою направляет Его. Но только в таких пределах, что не вредят человеческой свободе. Вот это и есть промысел Божий.

megapoisk.com

Промысел Божий в жизни человека

Вопрос Божьего промысла в жизни человека — это постоянное преткновение среди верующих. Библия говорит, что человек имеет свободную волю и вправе распоряжаться своею судьбой самостоятельно, в том числе и решать, принимать спасение или нет. В то же время все христиане молятся и просят Бога действовать в их жизни. Как соотносятся два этих, казалось бы, несопоставимых положения и что же такое промысел Божий?

Определение понятия

Выражение «Божий промысел» можно сравнить с похожим термином промысел, который означает некое действие, постоянное занятие или добывание чего-либо. «Божий промысел» — это непрестанная работа Всевышнего в мире для осуществления Его Всеблагой и Милосердной воли. То есть это некое действие Творца, которое приводит к исполнению Его воли.

Промысел Божий в жизни человека заключается в том, что Создатель заботится как отец о своих творениях

Если это определение соотнести с жизнью получается, что Всевышний предпринимает какие-то шаги в судьбе человека, которые в итоге приводят к исполнению Его воли. Поскольку мы понимаем, что воля Господа есть достижение добра и мира, то и промысел Его приводит к совершению некоего добра. При этом рассматривать промысел можно в контексте одной конкретной жизни или же в рамках всей Вселенной.

Митрополит Филарет трактовал это понятие как постоянное действие всемогущества, мудрости и благости Божией, благодаря которым Господь сохраняет существование и силы своих творений, и направляет их к благим целям. Промысел Его способствует осуществлению всякого добра.

При этом следует отметить, что представление человека о добре и Иеговы различаются. Человек склонен смотреть на материальное, в то время целью действий Отца Небесного является духовная жизнь. Иногда в жизни происходят горькие события, которые в итоге приносят добрый плод в дух и сердце их участников.

Сегодня в философии есть такое понятие, как деизм — оно говорит о полной отстраненности Господа от своего творения и нашей Вселенной. Суть учения заключается в том, что Творец создал мир, но не принимает сегодня участия в его контроле, т.е. Вселенная существует сама по себе и все происходящее в ней результат действия человека, а Бог не делает ничего. Именно из этой теории произошло понятие «судьба» — события, которые происходят сами по себе.

Эта идея распространена на Западе, но не имеет ничего общего с христианством.

История возникновения выражения

Зародилось данное понятие еще в Древней Греции, которая славилась своими философами. Поскольку ранее не было такой науки, как теология, именно философия рассматривалась богословские вопросы, в том числе и степень вовлеченности Бога в повседневную жизнь каждого, а также вопрос свободы воли самого человека.

Идея провидения была популярна в александрийской философии

Первым философом, употребившим данное выражение, стал Сократ, который долгие годы размышлял и учил о божественном провидении и высшем разуме. После него идею подхватили и распространили стоики — последователи философского учения о судьбе и человеке как ее вершителе.

Идея промысла Божьего неоднократно рассматривалась и обсуждалась впоследствии видными деятелями философии.

  • Филон Александрийский считал, что именно Отец Небесный направляет и работает с судьбами людей.
  • По мнению Плутарха, Иегова не бросил свое творение и продолжает заботиться о нем.
  • В Средние века шли споры о степени вовлеченности Господа в мировые события — вершит ли он судьбы мира и разных народов или действует лишь в жизни каждого человека точечно?

В основе споров о воздействиях Всевышнего на мир всегда лежит вопрос «Почему в мире столько зла, если Господь не отступил?». Человеческий разум всегда думает о том, что, если существует зло, значит, Бог ничего не делает, в противном случае мир был бы наполнен добром. Однако такая позиция полностью противоречит понятию «свободная воля человека», ведь Господу, для установления мирового добра, пришлось бы принуждать человека к совершению определенных действий.

Павел пишет «Сердце человеческое зло во всякое время» и глупо обвинять Бога в творящемся зле, если человек совершает злые дела по собственной воле.

Значение фразы в христианстве

Читая Священное Писание нельзя усомниться в том, что Творец участвует в жизни людей и целых народов. История с еврейским народом отлично иллюстрирует, насколько Господь близок и как Он участвует даже в мелких делах (в Пятикнижие Моисеевом есть место, где Господь учит евреев, как испражняться во время перехода пустыни). Поэтому нельзя сказать, что Всевышний сотворил землю и отошел от нее, наблюдая со стороны.

Евангелист Матфей передает слова Христа людям «Ни один волос не упадет с вашей головы без воли Божией на то», т.е. Бог участвует и проживает нашу жизнь с нами. Так совершается в ней промысел Его.

Человеку не может знать, что на самом деле готовит для него Господь

Если попытаться объяснить промысел Яхве в жизни человека, то получится, что это определенные события и обстоятельства, которые встречают на жизненном пути, но от самого человека не зависят. Например, выигрыш в лотерею, болезнь, случайная встреча с кем-то, авария, поездка в том автобусе, где едет старый друг и пр. Это события, которые происходят, казалось бы, случайно, но имеют определенное влияние на дальнейшую судьбу.

Например, человек серьезно заболевает и, в поисках лечения, приходит в церковь. Он раскаиваться в грехах, искренне принимает Господа как Спасителя. Душа спасена и, независимо от результата лечения, он стал частью Церкви и получил вечную жизнь. Была ли болезнь случайна? Нет, это и был промысел Сущего, целью которого является спасение каждого человека.

Свободная воля человека и промысел Божий

Христианство говорит о том, что Творец настолько возлюбил этот мир, что отдал Своего Сына на смерть за каждого человека (Иоанна 3:16).

Важно! Всемогущий не может желать человеку зла, и Он же дал людям свободу выбора. То есть человек самостоятельно решает, как поступать и выбирать добро или, наоборот, зло.

Эта возможность появилась, как только Адам с Евой вкусили с запретного дерева и познали добро и зло. С тех пор человек волен совершать добрые дела или злые, в этом проявляется его свободная воля.

Кощунствуя и выступая против христианства и Господа в целом, многие люди говорят: «Как можно верить, что есть Творец, когда в мире столько зла». Эти вопросы регулярно звучат после мировых катастроф и трагедий. Однако никто не задается вопросом, почему же человек не препятствует этому злу?

Одну известную в Америке христианку спросили, почему произошла катастрофа в Нью-Йорке с Мировым Торговым центром, и где же был Бог в тот момент. На это она ответила следующее: «А куда вы Его дели? Вы убрали Библию из школ, вы стали поголовно атеистами и начали отрицать существование Бога. Люди перестали молиться и отвергли Бога, а теперь начинают спрашивать, где же Он?».

Человечество вершит много зла — войны, теракты, убийства, насилие, это все творит не Бог. Это последствия свободной воли человека, поэтому не следует винить Творца во всем, что происходит на планете.

Божественный промысел проявляется во всех богоугодных делах

Бог может вмешаться во всё, но не может при этом нарушить и противостоять свободной воле человека. Возможно, стоит задать вопрос по-другому: почему же человек отвергает творца и творит так много зла?

Как увидеть промысел Божий в жизни

Господь наш предвидящий и премудрый, Он знает все в настоящем, прошлом и будущем, однако, Он не может предопределить всю жизнь человека, словно тот просто кукла. Предопределение Божие действует только в рамках свободы, которую Он дал своему творению. И именно эта свобода предполагает рост в Господе, прогресс в лучшую сторону. Бог знает все возможные решения, которые может выбрать человек и в этом заключается Всеведение. Но при этом Творец не вмешивается и на «давит» на творение, позволяя выбирать свой путь. В этом проявляется свобода воли.

Важно! Единственное, что Господь силен сделать — это создать определенные препятствия или условия для того, чтобы душа человеческая все же в итоге была спасена.

Наблюдая за своей жизнью, человек может замечать череду событий, которые привели в церковь, помогли примириться с кем-то или стали причиной другого положительного изменения. Это не всегда нечто хорошее, наоборот, часто это неприятные и болезненные события, поскольку именно они наиболее касаются нашего сердца и заставляют меняться.

Христианин, который ищет непрестанно Господа и старается жить по заповедям может рассказать тысячу случаев, когда что-то незначительное или горестное стало причиной чего-то доброго и прекрасного.

Важно обращать внимание не только на материальное, но и на духовное, стремясь во всем увидеть руку Творца.

Промысл Божий и человеческое призвание

molitva-info.ru

Промысел Божий

Иисус Христос говорил своим ученикам, что ни один волос не упадет с головы человека без воли Божией. Эти слова записаны в Евангелии и означают они простую вещь — все, что происходит с нами в жизни, совершается именно по воле или по промыслу Божию.

Но эту истину принять не очень легко, невзирая на большое количество тому подтверждений. Мы часто просто не хотим замечать какие-то вещи в своей жизни и отмахиваемся от них, считая, что в этот раз поймали удачу: «Ух, как повезло, ура!». Про Божию милость в такие моменты мы не вспоминаем. Да, повезло один раз, ну может два или три, а дальше «удача» опять отворачивается, и люди снова живут в «черной полосе» считая это нормой жизни. Но ведь можно жить по-другому, с миром и любовью в душе и тогда таких «черных полос» станет в жизни человека гораздо меньше. Надо просто принять мысль, что Господь действительно предлагает свое Божие участие в нашей жизни и наиболее оптимальный путь решения проблемы, хотя на первый взгляд этот путь может выглядеть для нас не совсем обычным и правильным.

Мне, автору этой статьи, запомнился один случай, после которого я наконец-то осознал, что Божия помощь – это не миф и не цепочка совпадений. Летом 2014 года я приехал на склад, чтобы взять оборудование, которое нужно было отвезти заказчику. Загрузив все необходимое в машину, я собрался уже выехать, но сделать этого не смог — машина стояла за закрытыми воротами с электрическим приводом, которые никак не хотели открываться. С электричеством я «дружил» еще со школы, поэтому сразу начал проверять электропроводку. Но все было идеально – питание к моторчику на воротах подавалось, все должно было работать. Я собрался открыть эти ворота вручную, с помощью гаечных ключей, но супруга посоветовала успокоиться и попросить помощи у Господа. Попросил, успокоился и пошел заниматься другими делами. Минут через 30-40 позвонил заказчик, спросил, не выехал ли я к нему и попросил захватить еще одну коробку с оборудованием. Я взял эту дополнительную коробку, положил ее в машину, нажал на кнопку пульта – ВОРОТА ОТКРЫЛИСЬ!

Господу на самом деле виднее, как будет для нас лучше управить те или иные дела. Он — Учитель, предлагает нам, ученикам, варианты решения и наблюдает, какой выбор будет нами сделан. Если бы я разнервничался, открыл ворота, мне пришлось бы с половины пути возвращаться за этим дополнительным заказом. А это означало бы следующее — данная задача мной не решена, и на следующий уровень обучения мне переходить еще рано. Придется повторять этот Божий «урок» заново.

Я раньше не понимал смысла молитвы святителя Филарета, которая рекомендована к ежедневному прочтению. Господи! Не знаю, чего просить у Тебя! Ты один знаешь, что мне потребно. Ты любишь меня паче, нежели я умею любить себя. Отче! Даждь рабу Твоему – чего и сам я Просить не умею. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения. Только предстою пред Тобою, сердце мое отверсто. Ты зриши нужды, которых я не зрю.

Зри! – и сотвори со мною по милости Твоей! Порази и исцели, низложи и подыми меня. Благоговею и безмолвствую пред святою Твоею волею и непостижимыми для меня Твоими судьбами.

Приношу себя в жертву Тебе. Предаюсь Тебе. Нет у меня желания, кроме желания – исполнить волю Твою. Научи меня молиться. Сам во мне молись! Аминь. Теперь понятно, что все происходит по промыслу Божьем.

Когда нужно научить котенка есть из миски, мы начинаем его с разных сторон легонько подталкивать к еде. Он начинает злиться, нервничать и сопротивляться. Совсем, как мы люди, когда нам что-то не нравится. До тех пор, пока наконец-то не наткнется на мисочку с молоком. И тогда он сразу забывает свои обиды и начинает с радостью кушать с блюдца. Мы ведь знали, что для котенка, в конце концов, это будет лучший результат.

Также и с промыслом Божиим по отношению к нам. Божиих усилий достаточно будет для того, чтобы наша жизнь изменилась, с этим никто спорить не будет. Чтобы помочь Господу устроить нашу жизнь наилучшим для нас образом, нужно хотя бы НЕ МЕШАТЬ ЕМУ это делать и тогда жизнь изменится к лучшему!

Божественный Промысел проявляется во всех богоугодных делах. Невзирая на различные препятствия, которые происходили и до сих пор происходят при строительстве нашего храма Неопалимая Купина, мы все твердо верим в Божию помощь и знаем – все управится, все будет хорошо!

Икона Божии Матери Неопалимая Купина

hram-kupina.ru

Промысл Божий или человеческая свобода?

Предлагаем вашему вниманию материал из нового номера журнала «Вода живая».

Как соотносится Божественный промысл и человеческая свобода? Вопрос старый, как само богословие. Католики дают свой ответ устами блаженного Августина. У лютеран ответ довольно печален: Промысл есть, а свободы нет. А какие логические, исторические и жизненные аргументы существуют в пользу «свободолюбивой» позиции у православных? Об этом мы спрашиваем у духовника Санкт-Петербургских Духовных школ, почетного доктора философии Оксфордского университета протоиерея Вячеслава Харинова.

«Логика» божественной благости

— Отец Вячеслав, Промысл — одно из самых загадочных понятий православного богословия. Многие считают, что это некий план, прочерченный для нас Богом, другие — что сумма наших поступков, наоборот, приводит к конкретному результату…

— Промысл Божий — это не только феномен православного богословия. Это серьезная философская и религиозно-мировоззренческая проблема. Ее пытались решить, но не решили античные мыслители, потому что рассуждали в рамках логики необходимости: необходимость и целесообразность, необходимость и случайность, необходимость и свобода.

Христианство отвергло античное представление о судьбе-неизбежности, которое описывает человека либо как машину, либо как действующее лицо всемирного сценария. Оно разделяет понятия «предведения» и «предопределения», подчеркивая неуловимость Промысла, но и сохраняя пространство свободы для человеческих интерпретаций и поступков.

Благодаря предвидению Бог все видит, все знает, а вот предопределять Он может только в рамках той свободы, которую Он дал человеку. И эта свобода предполагает тысячу способов возрастания, «прогресса» человека в Боге. В той области, где присутствует Бог, нет жесткого сценария, потому что путей добра много. Скажем иначе: благой результат, «хэппи энд» предопределен, но божественная благость бесконечна и потому бесконечно число человеческих «ответов» на эту благость.

Гораздо более высока степень детерминизации там, где Бога нет. Ведь Промысл — это не только знание Бога о нас и не только Его действенное участие в нашей жизни, но и благость Божия, которая определяет конечный пункт человеческого пути. Поэтому те печальные факты, с которыми мы все сталкиваемся, например, внезапная смерть близких, могут трактоваться по-разному.

— Что Вы имеете в виду?

— Допустим, остановилось сердце у моего друга — человека, который моложе меня на несколько лет, абсолютно здорового, спортсмена… Я задаюсь вопросом, как это могло произойти, начинаю анализировать его прошлое, вспоминаю, что, кажется, он увлекался алкоголем.

Если на вещи смотреть именно так, то эта смерть — заложенная грехом фатальная предопределенность, причем предопределена она самим человеком: совершая ряд дурных поступков, он предопределил себе неизбежный конец.

О благости Творца, полагающего смерть пределом действий грешников, очень хорошо говорил наш «российский Златоуст» — святитель Иннокентий Херсонский… Но если на вещи смотреть по-другому (дескать, выпивают многие — и ничего) становится понятно, что ранняя смерть молодого и доброго человека рационально необъяснима, как необъяснимы были для друзей Иова его страдания. Ведь и на пути праведников бывает всякое.

Например, на Серафима Саровского напали разбойники, а Мария Гатчинская была прикована к постели тяжелым недугом. Мы воспринимаем это как некое жизненное нестроение. Но одного взгляда на фотографию той же преподобномученицы Марии достаточно, чтобы понять: Господь именно в этих обстоятельствах позволил ей проявить свою праведность.

Протоиерей Вячеслав Харинов

План греха

— Если сравнить действие Промысла с действием человека, оно покажется нелогичным, безумным.

— Конечно! Есть такая известная притча. Некий старец шел в дальний монастырь, в пути к нему присоединился послушник. В одном доме они остановились на ночлег. Хозяин радушно принял их, пригласил к столу и принес еду на серебряном блюде. Вдруг послушник схватил блюдо и выбросил в реку. Старец промолчал.

Переночевали они во втором доме, — провожая гостей, хозяин подвел к ним маленького мальчика со словами «Благословите, отцы». После благословения послушника мальчик умер. Старец ужаснулся, но снова промолчал. На третью ночь они остановились в заброшенном доме, потому что старец боялся новых чудачеств послушника. Наутро последний принялся перебирать дом по бревнышку, а потом опять собирать.

Старец сказал ему: «Ты что, бесноватый? Что с тобой происходит?» Внезапно послушник преобразился, и старец увидел, что перед ним ангел. Божественный посланник объяснил ему смысл с виду безумных поступков: серебряное блюдо, которое он выбросил в реку, было краденым, умершему мальчику предстояло стать страшным злодеем, а в заброшенном доме было спрятано золото: ангел изъял его и тем спас души ищущих богатства.

Во всех трех случаях действие Божие было направлено на благо, но знать об этом не мог ни старец, ни любой другой человек. Потому действия Промысла и кажутся иррациональными.

— Из этой притчи следует, что существуют люди, для которых возможен только один жизненный сценарий, как у этого мальчика. Или я что-то неправильно понял?

— Сценариев бесконечно много. И то, что мальчик из притчи умер, как раз разрушает концепцию единственно возможного сценария. Ведь если конкретный вариант развития сюжета не осуществлен, то о его фатальности говорить не приходится. Кроме того, только святые идут к небу, взмывая свечой вверх, а мы движемся к Богу, падая и поднимаясь. И может быть, с точки зрения божественной благости лучше для нас прервать сценарий на взлете.

— А как вписываются в логику божественной благости Дахау и Освенцим? Тут ведь речь идет не о потенциальном злодействе, а о вполне реальном.

— Перед этими ужасами буксует любая попытка понять, что такое человек. После того, что совершил немецкий народ, его, казалось бы, следовало лишить права на существование. Помню, на одной из конференций, где собираются ветераны с обеих враждовавших сторон, когда вроде бы все уже «оттаяли», на лицах появились улыбки, — шнапс, пиво, братские объятия… поднялся один из наших фронтовиков: «Я своими глазами видел, как в Белоруссии немецкие солдаты подбрасывали наших младенцев и ловили, улыбаясь, на штыки. А потом я солдатом дошел до Берлина и оказался со своей частью возле концлагеря. Мы не вошли в него, потому что наши лейтенанты везде развесили таблички «Мины». И правильно сделали: если бы мы увидели следы ваших зверств, вырезали бы вас всех до одного».

Естественная человеческая реакция! Но по сути это бессмысленно, ведь нельзя достоверно сказать, что это то самое последнее и фатальное падение, которое было уготовано немцам. И действительно Господь все направляет ко благу: сейчас Германия —это двигатель Европы, страна, которая дала пристанище, например, сотням тысяч мигрантов, в том числе евреев…

— Нам кажется, что многие вещи находятся в нашей воле: пойти на работу или остаться дома, жениться или нет… Но ведь свобода — это достаточно условное понятие: нами руководят аффекты, стереотипы, привычки, нас окружает множество советчиков. Как совершить свободный поступок?

— Думаю, случайности все меньше, а свободы все больше там, где человек стремится познать себя. Причем не разумом науки и логики, а способностью оценивать нравственную сторону событий, способностью соотносить свою волю с волей Божией.

Весь вопрос в том, как эту волю распознать. Допустим человек хочет уйти в монастырь, но перед тем, как сделать окончательный шаг, тяжело заболевает и, восприняв эту болезнь как божественное запрещение, остается в миру. Другой бы это воспринял, как «дьявольское искушение», а третий — как призыв от Бога поторопиться.

В этом-то и ценность христианского мировоззрения, что оно не убивает радости сотворчества, радости самопознания. Это Божии дары, и человек, лишенный их, перестает быть человеком. Более того, предопределение Божие меняется в зависимости от нашего поведения, от того, как мы реализуем свою творческую свободу.

Соработая с Богом, мы можем творить потрясающие вещи, даже определять судьбу мира. Существуя на грани двух миров, духовного и физического, человек может глубинно погружаться и воздействовать на них. Проникновение ума в глубь физического мира и мира идей, в глубь земной коры и коры головного мозга, в тайны биохимии и устройства души — все это указывает на неисчерпаемость наших возможностей.

— Имеет ли смысл говорить о божественном наказании за грех?

— Да, проблема преступления и наказания существует для духовно поверхностного человека. А для просвещенного — сам грех является наказанием. Раскольников только в конце книги приходит к пониманию того, что совершенное им зло стократ превышает зло, которое творила старуха-процентщица.

Человек, стоящий на более высокой ступени духовного развития, сразу же видит: взял топор в руки — будешь наказан.

Апофатика заповедей несет в себе информацию о подсудности их нарушения, включает в себя единственность истины, заключенной в них. Эта единственность определяет безбожность, а значит безжизненность любой другой псевдоистины.

Попытка утвердиться на такой псевдоистинности, даже путем замещения, вытеснения добра другим «добром», как это делает Раскольников, желающий блага другим через смерть старухи — неминуемо наталкивается на Божий суд. Этот суд — в отсутствии Бога в «замещенном», виртуальном добре. Судьба грешника предопределена. Причем не Богом, а им самим!..

— Понятно, что «простые верующие» не способны предсказывать будущее, а планировать его они могут? Как расценивать слова Христа: «Не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем» (Мф. 6, 34)?

— Вы спрашиваете об этом одного из таких «простых верующих»! Конечно, есть божественное попечение обо всех нас. Но чтобы стать «птичкой Божией», о которой Господь заботится, или полевой лилией, прекраснейшей, чем ризы Соломона, нужно правильно, то есть на благо, употребить свою свободу. А мы почему-то экстраполируем эти слова Спасителя в сферу несовершенства и даже греха.

Беспечность и поверхностность суждений многих, искавших монашества в египетских пустынях, приводила к их смерти в мире песка, камня и солнца — «Патерик» об этом очень недвусмысленно повествует. Преступник, выходящий «на дело» и произносящий: «Ну, с Богом!», уже «спланировал» свое будущее.

У нас волосы на голове все сочтены, но они сочтены у того, кто в Господе пребывает. Там, где Его нет, Он не обязан считать наши волосы, потому что там и головы-то нет.

Нам открыт путь греха, мы предупреждены о том, что нас там не ждет ничего хорошего, и если мы на него ступаем, некорректно вспоминать евангельские цитаты, не имеющие к этому пути никакого отношения. В области мрака говорить о божественном свете или сиянии любимых глаз бессмысленно.

Лучший способ стать провидцем

— Чаще всего в духовно сложных ситуациях человек не может сам решить, как ему поступать. И тогда он идет за советом к мудрому человеку. Для православного человека — это духовник. Обязательно ли его искать?

— «Должен советоваться с духовником» — я не понимаю этой позиции, потому что духовный отец есть далеко не у всех. Очень часто речь идет не об отношениях отца и чада, а о фантазиях «духовных чад» по отношению к «отцам».

Это как в семье: если отец не имеет попечения о ребенке, не знает, где он и что с ним происходит, если у него душа не болит, то это не отец. Если христианин говорит «мой духовный отец — тот-то», еще вопрос, помнит ли этот духовный отец свое чадо в лицо…

Не нужно играть с этим. Удивительно, но мы можем перерастать своих духовников. Если все мы стремимся к обожению, к росту в меру возраста Христова, то можем достигать уровня тех людей, которые были для нас духовными наставниками.

Тот духовный отец, которого я любил и люблю, уважал и уважаю, из отца стал мне сейчас братом. Мы говорим на равных, но наши любовь и уважение нисколько не умалились. Я для него ничуть не менее ценен в качестве духовного брата, и он даже советуется с моим недостоинством в каких-то вопросах.

В духовничестве и вообще в религиозной жизни ключевую роль играет доверие, осознание того, что «этот человек знает больше», причем знает не как логик или ученый. Превосходящий нас в «ведении» человек должен обладать большим, по слову апостола, «умом Христовым», умом нравственного делания и суждения.

Но даже если вы встретите человека, который станет авторитетом для вас, не стоит называть его сразу «духовником» и тем более «старцем». Неважно, будет это молодой или пожилой человек, в сане или нет, если с точки зрения опыта и внутреннего видения он заслуживает вашего внимания, воспринимайте это как награду, как милость Божию, а не как долженствование поклонения ему…

— Вы упомянули старцев. Чем они отличаются от обычных духовных наставников?

— Конечно, не седой бородой. Над Иоанном Кронштадтским смеялись уже в молодости, когда он без сапог возвращался из бедняцких кварталов Кронштадта. Я думаю, все дело в пронзительности религиозного сознания, в некой истовости, в дерзновении перед Богом.

Например, тот же святой Иоанн делал вставки в Евхаристический канон, практиковал харизматические восклицания, беседовал с Богом во время богослужения. Для академически образованных священников того времени (да и для современных пастырей, включая меня) это немыслимо, совершенно неприемлемо.

Но ведь, по совести, случающаяся болтовня служителей в алтаре — что это, как не внесение в литургический строй чужеродного элемента, причем обыденного, мирского, совершенно не связанного с богослужением? Почему нас это не смущает, а литургическое творчество Иоанна Кронштадтского вызывает недоумение? Потому что мы не причастны к его дерзновению.

Как много сейчас в Церкви людей, шагающих на цыпочках, на полусогнутых ногах! Для них существует столько авторитетов, столько инстанций, что сложно сказать, куда они в действительности стремятся — к Богу или к каким-то земным целям.

Святые же люди, старцы, в дерзновенном свободном порыве, через благие деяния приобретают свойства Божества, получают способность участвовать в божественном предвидении. Особенно это касается предвидения результатов греховных поступков, где закономерность куда жестче, где очевидна неизбежность поражения. Ведь когда мы судим о благих деяниях, то, конечно, можем ошибаться в «предсказаниях», потому что человек волен избрать любой из множества путей добра.

Беседовал Тимур Щукин

Читайте также:

 Духовник будущих священников

Мир сотворен не “вслепую”

www.pravmir.ru

Свт. Иннокентий Херсонский. О путях Промысла Божия в жизни человеческой / Православие.Ru

Святитель Иннокентий (Борисов), архиепископ Херсонский и Таврический

«Господи упование мое от юности моея.В Тебе утвердился от утробы, от чрева матере моея.Ты ecи мой покровитель: о Тебе пение мое выну» (Пс. 70, 5–6).

Святой Давид находился некогда в одном из злополучных состояний. Лютые враги окружили его, как пчелы сот; стрелы бедствий проникли до души его; он сделался предметом поношения для всех знаемых; силы его истощились; Сам Господь, благодеявший Давиду, удалился от него, состояние ужасное!

Но праведник не изнемогает! Не находя утешения в настоящем, он обращается к прошедшему; приводит себе на память многоразличные события, с ним случившиеся; проходит мыслию все возрасты своей жизни; восходит к ее началу; ищет Господа» от него удалившегося, по всем следам бытия своего.

И вот мрак рассеивается! Промысл, не зримый в настоящем, открывается в прошедшем; верующий страдалец видит, что Господь не раз подвергал его великим и лютым бедам, но всегда спасал от них, что чем горче бывала чаша искушений, тем большею всегда вознаграждалась сладостию.

Естественная вера научает нас, что Промысл управляет жизнью каждого человека; а Евангелие уверяет, что без воли Отца Небесного не может упасть с главы нашей ни одного волоса (Лк 12, 7). Но много ли людей, кои, быв принуждены, подобно Давиду, обратиться к прошедшей жизни своей, подобно ему, могли бы находить в ней утешительные следы Промысла, им благодеявшего? Напротив, между христианами есть немалое число даже таких, для коих собственная жизнь служит источником сомнений о Провидении. Почему же не находят многие в своей жизни Промысла Божия, когда Он, по неложному учению веры и разума, управляет жизнью каждого?

Предмет сей стоит, как сами видите, самого внимательного исследования: ибо, не умея находить в своей жизни следов Промысла, мы чрез сие самое лишаем себя величайшего утешения среди страданий, и произвольно подвергаемся унынию, а иногда и отчаянию. Итак, посвятим настоящие минуты на размышление о путях Промысла Божия в жизни человеческой.

Особенно непостижимы пути Промысла о роде человеческом

Пути Божии вообще таинственны: ибо отстоят от путей наших, как небо от земли (Ис. 55, 9): но особенно непостижимы пути Промысла о роде человеческом. Поскольку человек создан свободным, предназначен действовать сам по себе, то Творец Премудрый, чтоб не нарушить сего преимущества, управляет судьбою нашею невидимо и неприметно. С нами в сем отношении происходит то же, что с малыми детьми, от которых воспитатели скрывают иногда свое присутствие, дабы дать им полную свободу действовать по своей воле.

Свойство нашей жизни весьма много благоприятствует такой сокровенности Промысла. Ибо что есть жизнь наша? Это непрестанно развивающийся свиток, наполненный множеством письмен, коего одна часть всегда сокрыта. Мы часто не в состоянии понимать хорошо смысла букв, нами же начертанных; тем менее способны замечать те, так сказать, поправки кои делаются в ней невидимою рукою Промысла. Что есть жизнь наша? Это непрестанно увеличивающаяся ткань, в состав коей входит бесчисленное множество разнородных нитей, коей поверхность видна всякому, а основание – никому. Для нас трудно определить, каким образом сии нити, при всей их разнородности, сочетаются в один состав; тем труднее указать, как невидимый перст всемирного Художника производит в сей ткани новые изображения и виды. Что есть жизнь наша? Это совокупность бесчисленных и разнородных явлений, кои, подобно одушевленным теням, движутся вокруг нашего сознания, поражают чувства, занимают воображение, питают рассудок, радуют или печалят сердце и вскоре исчезают, оставляя слабый след в памяти. Все мы зрители и участники сего зрелища; но еще ни один мудрец не открыл, как оно происходит.

При таковой таинственности собственной нашей жизни чего необходимо требуется от тех, кои желают видеть в своей жизни следы Промысла? Требуется, во-первых, постоянного и строгого внимания к своей жизни и Промыслу Божию, во-вторых, – верного и чистого взгляда на жизнь и на Промысл. Это главные и необходимые условия: ибо и тот, кто мало смотрит, и тот, кто худо смотрит, равно – или ничего не видят, или видят весьма мало, или превратно. Сии-то необходимые условия чаще всего и остаются без исполнения.

В самом деле, сколько людей, кои совершенно невнимательны к своей жизни! Подобно беспечным плавателям, они довольны, что корабль их жизни плывет по бурному потоку времен, не принимая труда знать, как он переменяет свое направление, какими пользуется ветрами, в какие должен заходить пристани, – не угрожает ли ему опасность, нет ли где повреждения. Можно было бы подумать, что сии люди во всем положились на Промысл, как плаватели полагаются на опытного кормчего, и оттого так беспечны. Нет, они нимало не думают о Боге, не думают даже и о самих себе: механическое исполнение известных дел, увеселения, связи, игры – вот их занятие! Пример, привычка, пристрастие, своенравие – вот их правила! Знание понаслышке некоторых истин веры, присутствие, по случаю или необходимости, при совершении небольшого числа священных обрядов – вот их религия! Судите сами, можно ли ожидать, чтобы такие люди находили в своей жизни следы Промысла?

Свт. Иннокентий (Борисов), архиеп. Херсонский и Таврический. 1857 г. Литография (РГБ) В некоторых людях примечается великая внимательность к своей жизни, но зато недостает внимания к Промыслу. Для таких людей размышление о собственной жизни служит любимым предметом занятия; они не оставляют без внимания ни одного случая; вникают в начала и последствия всех перемен, с ними происходящих; из всего извлекают правила для своего поведения; знают искусство жить во всех его тайнах; могут рассказать и изъяснить историю свою от самого младенчества: это их совершенства! Но вот и недостатки: они никогда не рассматривали этой истории в отношении к Промыслу Божию и удивились бы, услышав, что без Него столь же мало можно изъяснить жизнь каждого человека, как и бытие мира. По мнению сих людей, все происходящее с ними есть или плод их благоразумия, или игра страстей, или дело внезапности и случая; признание невозможности изъяснить что-либо сими причинами для них кажется постыдною слабостию ума. Судите сами, можно ли ожидать, чтобы и сии люди, недоверчивые и боящиеся Промысла, находили его в своей жизни?

«Но есть, – скажет кто-либо, – люди весьма внимательные, кои со всем усердием детей желали бы видеть и лобызать отеческую десницу Промысла; однако же лишены сего счастья». Действительно, есть такие люди; но в отношении к ним существуют и другие причины: можно сказать утвердительно, что в таких людях недостает благовременного, верного и чистого взгляда на Провидение.

И, во-первых, когда большею частью обращаются к путям Промысла и ищут в них утешение? Когда поражены каким-либо бедствием, когда ни в ком и ни в чем на земле не находят отрады, когда ум смущен, чувства помрачены, сердце подавлено скорбью. То есть те минуты, в которые нередко забывают самих себя, которые почитаются неспособными к размышлению о вещах обыкновенных, те самые минуты избирают для размышления о путях Промысла! Справедливо, что во время скорби для нас нужнее, нежели когда-либо, утешительная уверенность в Провидении; но столько же несомненно и то, что мы тогда бываем менее всего способны идти по следам Провидения. Много ли Давидов, кои, находясь среди огня искушений, сохранили бы всю веру, могли бы оставаться спокойными созерцателями отеческой любви Божией и тогда, когда она скрывается под видом гнева и правды? Святое искусство сие есть плод долговременной опытности; мы не имеем его и между тем отваживаемся на то, что возможно и полезно для одних опытных.

Заблаговременно должно приучить себя находить утешение в Промысле

Нет! Заблаговременно должно приучить себя находить утешение в Промысле. Когда ум светел, чувства легки, сердце мирно, тогда надобно размышлять о своей жизни и научаться из нее судьбам правды Божией. Таковые минуты, большею частью, следуют за усердною молитвою: посему молитва должна служить, так сказать, приступом к сим размышлениям. Кто приобретет в сем святом деле навык, тот, подобно Давиду, не падает и среди искушений. А без сего, во время бедствий, лучше искать утешения от других, нежели полагаться на собственное размышление о Боге и Его Промысле.

Каким еще желают видеть действие Промысла в своей жизни? Обыкновенно более или менее чудесным: все естественное, простое, всеобщее, предварительно исключают из круга сих действий. Как будто бы область Провидения небесного состояла из одних чудес и чрезвычайностей! … Что за нужда, каким образом оказана нам помощь: послан ли с неба Ангел или благотворительный человек? Довольно, если мы спасены. Израильтяне, умиравшие от жажды, ужели бы не должны были благодарить Бога, если бы Он, не изводя из камня воду, указал им оную среди камней? В птицах небесных, в лилиях полевых – все естественно, однако же Спаситель представляет их разительным примером отеческого попечения Божия о тварях и человеке (Мф. 6, 26,28).

Подобно оным израильским старцам (Исх. 24, 10), будем довольны, если нам дано будет увидеть в приключениях нашей жизни хотя малые следы Бога, нам благодеющего, а беседовать с Ним лицом к лицу предоставим – Моисеям и Давидам. Господь и так сотворил для всех нас много чудес: извлек нас из ничтожества, искупил кровию Сына Своего, освятил Духом Святым, – и за сии чудеса мы еще ничем не заплатили. Одно только чудо, коего мы должны ожидать в жизни от Господа и коего Он ожидает, может быть, от нас, – это исправление нашего сердца, обновление нашей жизни, духовное воскресение. Вот сего чуда, если не найдет кто в своей жизни, – то горе ему, горе!

Засеявши сами тернами путь к блаженству, мы не должны роптать

В каких еще приключениях наиболее ищут следов Промысла? В счастливых или несчастных? Но что и спрашивать? Несчастия вообще представляют чем-то мрачным и ужасным, о чем всего лучше не говорить и не мыслить. Много – если почитают их действиями правосудия Божия, наказующего наши неправды; а чтобы они могли составлять дар любви Божией, – это не приходит и на ум. Правда, что Отцу Небесному, Который есть самая Благость, всего приличнее было бы открывать Промысл Свой одними благодеяниями. Но что делать, когда мы все поражены лютым недугом? Милосердый Врач, по самой любви Своей, употребляет горькие вещества. Что делать, когда мы своевольны, стремимся часто на собственную погибель? Мудрый Пестун, по самому усердию к нашему благу, запинает стопы безрассудных детей, дабы не пали в бездну. Посмотрим на вселенную: в ней не только солнце, луна и звезды поведают славу Божию; но и голод и холод, и огнь и дух бури (Пс. 148, 8), по замечанию св. Давида, прославляют имя Божие. То же и в нашей жизни: что нам кажется тяжким, прискорбным, то самое может быть прямым действием Промысла Божия о нас, орудием славы Его в нас и нашего благоденствия. … Прошло то время, когда мы все были созданы на одни радости, введены для обитания в рай сладости: засеявши сами тернами путь к блаженству, мы не должны роптать, если Промысл ведет нас сим путем; слава Ему и благо нам, если, по крайней мере, мы не совращаемся с него. Пусть стопы наши обливаются кровию: это путь нашего Спасителя, он ведет к небесному отечеству. Сердце наше столько огрубело, что на нем не иначе может быть снова начертан закон истины и правды, как среди бурь и громов (Исх. 19, 16–18). Будем внимательны к сим грозным гласам, и мы, подобно древним израильтянам, уразумеем в них глас Господа Бога нашего, Бога отцов наших, наказующего нас вмале, дабы помиловать милостию великою; увидим, что несчастные случаи, от коих некогда стенало сердце наше, обратились потом к величайшему благу для нас и для ближних наших, – что исполнение многих желаний, кои мы всеми силами, но без успеха, старались привести в действие, было бы для нас злом, и повлекло бы за собою пагубные следствия, – что то самое, о чем мы молились, чего просили, над чем трудились напрасно, содержало в себе для нас гибель, а то, от чего мы отвращались, на что смотрели, как на вред и наказание, было истинным благословением, оказавшимся в перемене нашего образа мыслей, в исправлении нашего поведения, увидим, и возблагоговеем пред Промыслом, нам благодеявшим!

Промысл вечен и свят; и во всех своих судьбах о нас имеет в виду не столько блаженство временное, сколько вечное

Каким еще недостаткам подвергаются ищущие в свой жизни следов Промысла? Большею частью ограничивают действия его одними собою, а в себе – временными выгодами, телесною жизнью. Какая нужда, что известное бедствие наше было весьма поучительно для других, и некоторые, воспользовавшись вашим опытом, обратились на путь правый? Если мы сами не ощутили от него значительной пользы, то сего достаточно уже, чтобы в нем не усматривать Промысла. Какое дело, что некоторые горестные случаи были для души нашей истинным врачевством, раздрали пред очами нашими завесу, за которою скрывалась наша душевная погибель, возвратили нам добродетель, давно потерянную? Если от них расстроилось наше внешнее состояние; если урок, ими преподанный, сопряжен с ущербом нашего здоровья или чести, то случаи сии не от Бога, они постигли нас без Промысла. Таковы правила суждения у нашего самолюбия, у нашего невнимания ко благу ближних и к собственному благу души нашей! Ужели и Промысл Божий должен сообразоваться с ними? … Нет, довольно того, что мы все ограничиваем собою, не смотрим на нужды и пользу других, хотели бы себя поставить средоточием и концом всего рода человеческого и всех событий в мире: любовь Божия выше всех нас, и потому объемлет собою всех братий наших, чрез бедствия одного научает других, счастьем некоторых назидает всех, дабы таким образом снова соединить всех нас, кои непрестанно разрываем союз единства. Довольно того, что мы сами печемся более о теле, нежели о душе, прилепляемся без ума к временному и не помышляем о вечном. Промысл вечен и свят; и потому во всех своих судьбах о нас имеет в виду не столько блаженство временное, сколько вечное, не столько благоденствие по телу, сколько благосостояние по духу. Пусть поражается ваш внешний человек, пусть страдает плоть хотя бы так, как она страдала у Иова: если дух возмогает, если внутренний, «потаенный сердца человек» (1 Пет. 3, 4) и растет; то мы – благоденствуем. Вот образ суждения о нас Промысла! Как бы многое, если не всё, представилось нам в жизни нашей совершенно иным, если бы мы постоянно прилагали к ней сей святой образ суждения! Сколько бы раз, рассматривая жизнь нашу, мы принуждены были сказать самим себе: «Так этому надлежало быть, ибо мы созданы не для земли, а для неба!»

При столь многих причинах, препятствующих нам видеть в своей жизни следы Промысла Божия, удивительно ли, что многие не видят его? Не видят, ибо не знают хорошо своей жизни, не внимательны к самим себе; не видят, ибо останавливаются на поверхности событий, не проникают до основания их, где сокрыта рука Промысла; не видят, ибо хотят видеть тогда, когда взор помрачен, не так, где должно, не в том виде, в каком Промысл являет себя; не видят, наконец, ибо суждением о путях Промысла управляют самолюбие и страсти. Освободим себя, от сих недостатков, будем в суждении о путях Божиих неуклонно следовать правилам противоположным; и мы вскоре опытно узнаем, что Господь «не далек от каждого из нас» (Деян. 17, 27).

Так ли знаем Отца, что сомневаемся в Его попечениях о детях?

И как Ему быть далеким? Разве Он не вездесущ? Разве премудрость и всемогущество Его могут где-либо оставаться без действия? Только языческие боги были праздными зрителями судьбы человеческой: наш Отец Небесный непрестанно делает (Ин. 5, 17). Только Ваалы и Веельфегоры могли спать: наш Промыслитель «не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля»! (Пс. 120, 4). Как Ему быть далеким от нас? Разве не Он наш Творец? Не Он наш Отец? Так ли мы помним Творца, что забываем Того, Которым «живем, движемся и существуем» (Деян. 17, 28)? Так ли знаем Отца, что сомневаемся в Его попечениях о детях? Земные отцы, как человеки, зли суще, не дают однако же чадам вместо хлеба камени (Лк. 11, 11): Отец ли Небесный сделает сие, – Тот, Который из камени может воздвигнуть Себе чад (Мф. 3, 9)? Как Ему быть далеким от нас, столько благ! Чего не дал Он нам в залог Своего попечения о нас? Земли? – человек сначала еще поставлен царем ее. Неба? – оно давно обещано в наследие верным чадам. Ангелов? – они служат нашему спасению. … Нужно ли, чтобы для уверения нас сошел Он Сам с неба, жил с нами, даже умер за нас? И это сделано! Сын Божий сходил с неба, обитал между человеками и из любви к нам положил за всех нас душу Свою. После сего кто может сомневаться в попечении о себе Промысла?

Господь Сам не замедлит явить следы Своего отеческого Промысла тем из вас, кои, не смежая очей своих сомнениями, будут всегда готовы лобызать с благоговением мудрую десницу Его, как бы она ни обнаруживала своего присутствия, явно или тайно, сообразно ожиданию или против оного, дарами любви и милости или лишением и ударами вразумляющими. Аминь.

pravoslavie.ru


Смотрите также